Меню

Как я подглядывал в деревенской бане

Подсматривание в бане

Подсматривание, рассказы реальных женщин о первых эротических ощущениях.

Мне сейчас 18, и за мной подсматривали мальчики в бане, когда мне было всего 11 лет.
Мне очень хорошо запомнился приход первого сексуального (а не любовного или романтического) чувства. При довольно необычных обстоятельствах. 🙂

Дело было в летнем лагере отдыха, мне было, кажется. 11 лет. Однажды совершенно случайно я подслушала разговор мальчиков из нашего отряда.

Речь они вели о том, чтобы пойти подсматривать в баню за девочками (должен был быть как раз банный день у девочек).

Они очень тщательно продумывали свой план – как раздобудут лестницу, заранее залезут на чердак, втянут лестницу за собой, плотно закроют дверь чердака и будут подглядывать через щели в потолке. Мнения у них разделились. Двое агитировали за идею очень активно, а двое других боялись, что их поймают, и приводили отговорки.

Меня они не видели, но я испугалась, что буду замечена, и постаралась потихоньку уйти. О чем я, кстати, почти сразу пожалела, когда начала думать об их разговоре. Сначала я была очень возмущена и хотела пожаловаться вожатой. Но вот какая получалась ситуация. Если я пожалуюсь, а они все-таки не решатся пойти – я стала бы предметом для насмешек как озабоченная дура. Если же они пойдут, а их поймают и накажут из-за моей жалобы – меня все станут считать ябедой и предательницей. А ребята были очень хорошие, я сама даже с ними много общалась.

Можно было бы сказать подружкам, но таких близких подруг у меня не было, а реакция других была бы такой, как у вожатой. Поэтому я и жалела, что не подслушала разговор до конца – тогда бы знала, какое решение они точно приняли.

До бани оставалось три часа, а я не находила себе места. Я не хотела, чтобы за мной подсматривали. Но что делать? Ребят не было видно. Сходить за баню, посмотреть, что там делается? А если кто увидит – как мне объяснить, для чего я хожу по этим закоулкам? Отказаться идти в баню? Но это обязательное мероприятие в лагере, нужны основания, объяснения…

Короче, через три часа, так ничего и не выяснив, я понуро шла вместе со всеми девочками в баню, как на казнь. Когда шли, мельком удалось взглянуть на дверь на чердак. Но она была на вид плотно закрытой.

Правда, так и должно было быть по их плану.

Когда вошли и разделись, я постаралась устроиться в самом дальнем уголке. Но все помещение было открытым и, конечно, сверху я могла быть видна, как и все другие. Осмотр потолка тоже ничего не прояснил. Ну, черный потолок, да, есть щели… Но никаких глаз не было видно, по потолку никто не топал… И все же поначалу я сидела на лавке, полностью зажавшись, стараясь согнуться так, чтобы никто не мог разглядеть меня сверху. Если бы я заметила что-то подозрительное, то сразу же выбежала бы в раздевалку и подняла шум. Но все было внешне, как всегда.

И постепенно обстановка стала вызывать во мне совсем другие чувства. Я смотрела на голых девчонок, которые вели себя, как обычно, раскованно: бегали, толкались, обливались водой – и понимала, что их сейчас всех могут /видеть/. И меня тоже могут видеть. То есть не обязательно, но /могут/. Я смотрела на подругу, которая лежала, раскинувшись, на лавке и понимала, что ее сейчас могут видеть – /всю/. И если раньше зрелище голой лежащей подруги меня бы не взволновало нисколько, то от сознания, что вот сейчас ее (и меня) могут видеть мальчишки (!) голыми, до самых подробностей, стало перехватывать дыхание. Но в то же время было ощущение безопасности – ведь, может, их там и не было!

Я стала успокаиваться, и мне показалось глупым продолжать сидеть и зажиматься. Я тоже начала свободно ходить по залу, набирала воду, намыливалась, вела себя естественно, но новые ощущения не проходили, а только усиливались. Мысленно глядя как бы сверху, я представляла, /что/ именно сейчас мальчишки у меня могли бы разглядеть, если бы сидели там, и стала думать, что бы они при этом чувствовали.

Неожиданно в голову стало приходить кое-что из ночных девичьих шептаний у нас в палате, которые раньше меня не очень интересовали. Я вдруг представила, как они смотрят на меня сверху и у них от этого начинают торчать их «штучки», как они их в волнении сжимают или теребят (точно я не знала, что делают, но знала, что должны при этом трогать :)), отталкивают друг друга, чтобы лучше видеть…

Каждая такая мысль волновала меня все больше и вдохновляла на новые «подвиги». Мне уже /хотелось/, чтобы меня видели тоже всю, как девчонок (опять же с условием «понарошечности» всего этого :)).

И я осмелилась – легла так же, как и подруга, на лавку, согнула в коленках ноги и слегка развела их в стороны, чтобы они могли увидеть /все/ (если они там были). Я чувствовала себя словно под острым душем из четырех пар глаз и просто нежилась в этом душе, а воображение рисовало волнующие картины, /что/ они при этом делают, глядя на меня.
В этот момент подруга неожиданно окатила меня теплой водой из тазика, и это настолько подстегнуло мои ощущения, что я как вдохнула, так и не смогла выдохнуть. Лежала, как парализованная, чувствуя, как теплые струйки воды сбегают по телу и особенно томительно ласкают – /там/…

Читайте также:  Стропильная система четырехскатной крыши бани

Для меня это надолго осталось самым запоминающимся эротическим впечатлением. Может быть, именно оно определило потом мой первый оргазм

Источник статьи: http://proluba.ru/uncategorized/pro-eto/df/%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B5/

Украинцы подглядывают за посетителями киевской бани

  • Украинцы подглядывают за посетителями киевской бани
  • Звезда «Улиц разбитых фонарей» пять лет билась за квартиру с лепниной и позолотой
  • Почему не стоит сдавать сумки в камеру хранения в магазине
  • «Не мог дышать»: вернувшийся с того света Пригожин дал интервью НТВ
  • Юная жертва группового изнасилования в Пскове мечтает умереть от позора
  • Выдавшую кукол за мертвых детей дагестанку проверят психиатры
  • Жительница Дагестана объяснила, зачем выдала кукол за мертвых младенцев
  • Как Цивин и Дрожжина по чужим билетам проникали на закрытые вечеринки
  • Порноактриса после группового изнасилования разоткровенничалась в больничной палате
  • «Везде фашистский порядок»: актриса Мянник показала свою московскую квартиру
  • Житель Дагестана простил жену за подмену младенцев куклами
  • Игорь Бочкин и Анна Легчилова рассказали, почему так долго скрывали сына
  • Пугачёва дерзко ответила на страшное предупреждение экстрасенса
  • Первое интервью домработницы Баталовых
  • Татьяна Догилева располнела до неузнаваемости
  • Псковские подростки хотят мстить за групповое надругательство над сверстницей

В пригороде украинской столицы банщики из Европы померились силами. В этой профессии важно не только грамотно работать руками, но также проявить изобретательность, фантазию и не забывать о романтике.

Под Киевом случилась битва веников. На Украине за кубок Европы боролись банщики из пяти стран. Участники должны были показать свое мастерство всего за 25 минут. Баллы давали за хорошую технику, грациозность движений и даже эмоциональный посыл. Корреспондент НТВ Айрат Шавалиев побывал на самом чистоплотном чемпионате.

Гостям чемпионат можно расслабиться и получать удовольствие, причем несмотря на то, что за тобой через специальные окошки подглядывают судьи и зрители. Участник из Полтавы поддержал игривые аналогии, представив свою произвольную программу под песню Sex Bomb.

Кубок Европы по спортивному парению (даже звучит поэтично!) является первым состязанием подобного уровня в банной области. Организаторы просят не путать их с уже запрещенными соревнованиями по сидению в сауне, когда редкий участник доживал до финала. Здесь нужно работать головой и, конечно, руками.

За кулисами конкурса литовский гость учит банщицу из знаменитых московских «Сандунов» своему фирменному приему «четверка», а новичку приходится начинать с самых азов.

Несмотря на популярность бань, в мире и странах СНГ до недавних пор все парились, как умели, даже профессия банщика на Украине официально появилась только нынешней осенью, а в России ее нет до сих пор.

Сначала обязательная программа чемпионата, потом произвольная, над которой финалисты попотели как следует. Тут нет ограничений в приемах и инструментарии. Чемпион России, приехавший из Казани, выступал в национальной тюбетейке, участница Анита растирала свою модель мороженой клубникой, киевский конкурсант парил под звуки старославянского инструмента.

Банщик Владис Йокубаускас превратил мобильную парную во фруктовый сад. После апельсиновых и арбузных растираний он пустил в ход розовый куст, что произвело впечатление даже на неромантичных . Литовец и занял первое место в казалось бы чисто славянской забаве и на прощание пожелал всем собравшимся: идите в баню.

Источник статьи: http://www.ntv.ru/novosti/333801/

Пошла в деревенскую баню одна, а вернулась с мужем

Татьяна поехала в деревню к бабушке. Она не подозревала, что поход в баню изменит всю ее жизнь.

В тот день бабуля натопила баню, да позвала соседских девушек и парней. Она так всегда делала, Таня привыкла к гостям. В баню ходили в два захода: сначала парни, потом девушки.

Таня дождалась пока помоются мужчины, стихнут их крики «Поддай!» и вздохи «Эх, хорошо!» Взяла полотенце и пошла в баню.

В предбаннике она осмотрелась. Убедилась, что полки пустые, чужих вещей нет. Значит, все ушли. Разделась и пошла мыться.

Набрала в таз воды, обдалась, а потом заметила, что на полке в парной кто-то лежит. Таня разглядела в пару только красную спину, а затем услышала похрюкивания от удовольствия. Она решила, что кто-то из девчат зашел раньше нее. Продолжила мыться. А потому человек с полки заметил ее и сказал: «Тань, потри спинку!»

Она подошла к краснокожей спине, от души ее пошоркала и вернулась к своему тазу. Только намылила голову, как человек с верхней полки решил слезть. Таня посмотрела, чтобы понять, с кем она моется-то. Сначала она заметила длинные ноги с большими ступнями, затем пах — явно не женский. Это оказался парень!

Таня вылетела из бани, как ошпаренная. Понеслась в чем мать родила к дому, оставляя мыльные следы. Забежала, закрыла дверь на замок, будто за ней кто-то гнался. Отдышалась. Шампунь и мыло высохли и стянули кожу, стало холодно. Таня просидела в таком виде почти полчаса.

Читайте также:  Расположение кухни в бане

Затем маленькими перебежками вернулась в баню. Проверила все полки, убедилась, что на этот раз она точно одна. Она с облегчением налила горячей воды, стала обмываться и приходить в себя.

В тот же вечер Таня пошла с подругами гулять. Одна из них предложила познакомить с братом, который только приехал из города. Парень подошел и сказал с улыбкой: «А мы уже знакомы». Подруга удивилась. А брат объяснил: «Мы в бане вместе мылись. Она мне спинку потерла» и давай смеяться.

Так Татьяна узнала, с кем она мылась в бане. Ей было жутко стыдно от издевательств краснокожего, что она покраснела будто только из бани вышла. Володя рассказал, как он лежал на полке, никого не трогал. Тут вошла девушка и стала мыться. Для шутки он добавил, что Таня нахально соблазняла его, даже спинку потерла. Девушка не нашлась, что ответить.

Володя насмеялся вдоволь, а потом сказал: «После такого я просто обязан на тебе жениться. Пойдешь за меня?» Таня опешила от его серьезного тона. А он добавил: «Правда, я даже не знаю, как тебя зовут».

Она в ответ: «А кто же меня попросил, Таня, потри спинку?» «Я звал Толю, а не Таню! Я с ним париться пошел, не заметил, как он исчез. Думал, это он там плещется».

Вот так Таня и Володя начали встречаться. А через два года расписались. Каждое лето они возвращаются в деревню и по доброй традиции вместе ходят в баню, трут друг другу спинки.

Источник статьи: http://www.infox.ru/usefull/282/233949-posla-v-derevenskuu-banu-odna-a-vernulas-s-muzem

Рассказ про баню зимой с женщиной

Категория: Творчество

| Опубликовал: svasti asta, посмотрело: 99 193, фото: 1

. Солнце еще не встало, а Мишка уже был на Барсучьем бору. Там, километрах в трех от деревни, стоял пустующий домик серогонов. Мишка сделал еще ходку до деревни, притащил рыбацкие снасти и, вернувшись назад, замел еловым лапником свои следы.

Теперь он чувствовал себя в безопасности, затопил жаркую буржуйку, наварил картошки, с аппетитом поел.

Солнце стояло уже высоко, когда он отправился к реке ставить верши. С высокого берега открывалась неописуемая красота лесной речки, укрытой снегами. Мишка долго стоял, как зачарованный, любуясь искрящимся зимним миром. На противоположной стороне реки на крутом берегу стояла заснеженная, рубленая в два этажа из отборного леса дача бывшего директора леспромхоза, а ныне крутого бизнесмена –лесопромышленника. Окна ее украшала витиеватая резьба, внизу у реки прилепилась просторная баня. Дача была еще не обжита. Когда Мишка уезжал в Питер, мастера из города сооружали камин в горнице, занимались отделкой комнат. Теперь тут никого не было. И Мишка даже подумал, что хорошо бы ему пожить на этой даче до весны. Все равно, пока не сойдет снег, хозяевам сюда не пробраться. Но тут же испугался этой мысли, вспомнив, что за ним должна охотиться милиция.

Он спустился к реке, прорубил топором лед поперек русла, забил прорубь еловым лапником так, чтобы рыба могла пройти только в одном месте, и вырубил широкую полынью под вершу.

Скоро он уже закончил свою работу и пошел в избушку отдохнуть от трудов. Избушка была маленькой, тесной. Но был в ней особый лесной уют. Мишка набросал на нары лапника и завалился во всей одежде на пахучую смолистую подстилку, радуясь обретенному, наконец, покою.

Проснулся Мишка от странных звуков, наполнивших лес. Казалось, в Барсучьем бору высадился десант инопланетян, производящих невероятные, грохочущие, сотрясающие столетние сосны звуки. Мишка свалился с нар, шагнул за двери избушки.

— Путана, путана, путана! — гремело и завывало в бору.— Ночная бабочка, но кто ж тут виноват?

Музыка доносилась со стороны реки. Мишка осторожно пошел к берегу. У директорской дачи стояли машины, из труб поднимались к небу густые дымы, топилась баня, хлопали двери, на всю катушку гремела музыка, то и дело доносился заливистый девичий смех.
У Мишки тревожно забилось сердце. Он спрятался за кустами и, сдерживая подступившее к горлу волнение, стал наблюдать за происходящим.

Он видел, как к бане спустилась веселая компания. Впереди грузно шел директор их леспромхоза, следом, оступаясь с пробитой тропы в снег и взвизгивая, шли три длинноногие девицы, за ними еще какие-то крупные, породистые мужики. Скоро баня запыхала паром.

Изнутри ее доносилось аханье каменки, приглушенный смех и стенания.

Наконец, распахнулись двери предбанника, и на чистый девственный снег вывалилась нагишом вся развеселая компания. Мишкин директор, тряся отвислым животом, словно кабан пробивал своим распаренным розовым телом пушистый снег, увлекая компанию к реке, прямо в полынью, где стояла Мишкина верша.

Три ображенные девицы оказались на льду, как раз напротив Мишкиной ухоронки. Казалось, протяни руку и достанешь каждую.

От этой близости и вида обнаженных девичьих тел у Мишки, жившего поневоле в суровом воздержании, закружилась голова, а лицо запылало нестерпимым жаром стыда и неизведанной запретной страсти.

Словно пьяный, он встал, и, шатаясь, побрел к своему убогому пристанищу. А сзади дразнил и манил волнующе девичий смех и радостное повизгивание.

В избушке смолокуров он снова затопил печь, напился чаю с брусничным листом и лег на нары ничком, горестно вздыхая по своей беспутной никчемной жизни, которая теперь, после утреннего заявления по радио, и вовсе стала лишена всякого смысла.

Читайте также:  Боль в коленях соли баня

Мишка рано остался без родителей. Мать утонула на сплаве, отец запился. Сказывают, что у самогонного аппарата не тот змеевик был поставлен. Надо было из нержавейки, а Варфоломей поставил медный. Оттого самогонка получилась ядовитая.

Никто в этой жизни Мишку не любил. После ремесленного гулял он с девицей и даже целовался, а как ушел в армию, так тут же любовь его выскочила замуж за приезжего с Закарпатья шабашника и укатила с ним навсегда.

А после армии была работа в лесу, да пьянка в выходные. Парень он был видный и добрый, а вот девиц рядом не случалось, остались в Выселках одни парни, девки все по городам разъехались. Тут поневоле запьешь! Уж лучше бы ему родиться бабки Саниным козлом! Сидел бы себе на печи да картошку чищеную ел. Ишь, в кабинете ему студено!

Мишке стало так нестерпимо жалко самого себя, что горючая слеза закипела на глазах и упала в еловый лапник.

. Ночью он вышел из избушки, все та же песня гремела на даче и стократным эхом прокатывалась по Барсучьему бору:

«Путана, путана, путана,
Ночная бабочка, но кто ж тут виноват?»

Столетние сосны вздрагивали под ударами децибелл и сыпали с вершин искрящийся под светом луны снег. Луна светила, словно прожектор. В необъятной небесной бездне сияли лучистые звезды, и, ночь была светла, как день.

Мишку, будто магнитом, тянуло опять к даче, музыке и веселью. И он пошел туда под предлогом перепроверить вершу. Ее могли сбить, когда ныряли в прорубь, или вообще вытащить на лед.

Директорская дача сверкала огнями. берега Мишка видел в широких окнах ее сказочное застолье, уставленное всевозможными явствами. Кто-то танцевал, кто-то уже спал в кресле. Вдруг двери дачи распахнлись, выплеснув в морозную чистоту ночи шквал музыки и электрического сияния.

Мишка увидел, как кто-то выскочил в огненном ореоле на крыльцо, бросился вниз в темноту, заскрипели ступени на угоре, и вот в лунном призрачном свете на льду реки он увидел девушку, одну из тех трех, что были тут днем. Она подбежала к черневшей полынье, в которой свивались студеные струи недремлющей речки, и бросилась перед ней на колени.

Мишка еще не видывал в жизни таких красивых девушек. Волосы ее были распущены по плечам, высокая грудь тяжело вздымалась, и по прекрасному лицу текли слезы.

Вновь распахнулись дачные двери, и на крыльцо вышел мужчина:

— Марго! — крикнул он повелительно.— Слышишь? Вернись! Видимо, он звал девушку, стоявшую сейчас на коленях перед полыньей.
— Маля! — повторил он настойчиво,— Малька! Забирайся домой. Я устал ждать.

Девушка не отвечала. Мишка слышал лишь тихие всхлипывания. Мужчина потоптался на крыльце, выругался и ушел обратно. Девушка что-то прошептала и сделала движение к полынье.

Мишке стало невыносимо жалко ее. Он выскочил из кустов и в один миг оказался рядом с девицей.

— Не надо! — сказал он деревянным голосом.— Тут глубоко. Девица подняла голову.
— Ты кто? — спросила она отрешенно. От нее пахло дорогими духами, вином и заграничным табаком.
— Мишка,— сказал он волнуясь.
— Ты местный?
— Живу тут. В лесу,— все так же деревянно отвечал Мишка. Девица вновь опустила голову.
— А я Марго. Или Маля. Путана.
— Это, стриптизерша, что ли?
-Да нет. Путана.

Мишка не знал значения этого слов и решил, что путана — это фамилия девицы.

-Ты, это, не стой коленками на льду-то,— предупредил Мишка.— А то простудишься.

Девица вдруг заплакала, и плечи ее мелко задрожали. Мишка, подавив в себе стеснение, взял ее за локотки и поставил рядом с собою.

— Слышишь, Мишка,— сказала она вдруг и подняла на него полные горя прекрасные глаза.— Уведи меня отсюда. Куда-нибудь.
И Мишка вдруг ощутил, что прежнего Мишки уже нет, что он весь теперь во власти этих горестных глаз. И что он готов делать все, что она скажет.

— У меня замерзли ноги,— сказала она.— Погрей мне коленки. Мишка присел и охватил своими негнущимися руками упругие колени
Мали. Ноги ее были голы и холодны. Мишка склонился над ними, стал согревать их своим дыханием.

— Пойдем,— скоро сказала она.— Уведи меня отсюда скорее.

— Они поднялись по тропе в угор. Неожиданно для себя Мишка легко подхватил ее на руки и понес к своему лесному зимовью. А она охватила его руками за шею, прижалась тесно к Мишкиной груди, облеченной в пропахшую дымом и хвоей фуфайку и затихла.
Когда Мишка добрался до избушки, девушка уже глубоко спала.

Он уложил ее бережно на укрытые лапником нары и сел у окошечка, прислушиваясь к неизведанным чувствам, полчаса назад поселившимся в его душе, но уже укоренившимся так, словно он вечно жил с этими чувствами и так же вечно будет жить дальше.
Маля чуть слышно дышала. Ночь была светла, как день. За окошком сияла прожектором луна.

Источник статьи: http://www.perunica.ru/tvorchestvo/9380-rasskaz-pro-banyu-zimoy-s-zhenschinoy.html

Adblock
detector