Меню

Лицо шахтера после бани

Шахтёрская баня

Случилось данное происшествие в конце 80-х прошлого столетия, звучит как начало легенды, только было это именно со мной и на самом деле.

Я тогда работал, после срочной службы в армии, на шахте им. Горького в гараже, водителем при шахтной столовой. Но почему-то вдруг решил, что обязан помыться в шахтёрской бане, работая на шахте, пусть и водителем.

Баня на шахте им. Горького — это двухэтажное здание, где не только мылись шахтёры после смены, но в нём же находилась прачечная на первом этаже, в которой стирали шахтёрам робы (рабочую одежду), а в прачечной работали женщины. Почему я об этом рассказываю? Да потому, что раздевалка шахтной бани находилась на втором этаже, над прачечной, а сама баня в подвале. да, чтобы помыться надо было пройти голышом из раздевалки через всё здание и спуститься по лестнице, мимо прачечной, в подвал. Но решение принято и я не намерен отступать, какая-то минута позора не могла меня остановить.

Сбросив в шкафчик без замков свою одежду (в шахтёрской бане того времени не «стояло» камер видеонаблюдения, но воровства не было и в помине, если вора ловили, тут же наказывали — могли сбросить голого из окна второго этажа), я двинулся вслед за чумазыми, после смены, шахтёрами. Был я в чём мать родила, в руках сжимал лишь пластиковый пузырёк с шампунем, для мытья головы. Переход через весь второй этаж, «позорная» боковая лестница мимо прачечной и. передо мной, наконец-то, зияет тёмный провал подвальной лестницы, шириной полтора метра (по одной стене перила из нержавеющей трубы) и глубиной в 48 ступеней, если бы я тогда знал, почему все аккуратно спускаются и поднимаются держась за перила.

Я смело пошёл своим путём — по противоположной стороне лестницы, но скользкие от воды ступени из гранитной крошки, сыграли со мной злую шутку. На третьей ступени я подскользнулся и с криком: «Поберегись!», помчался вниз на собственной спине, как по бобслейной горке. Шахтёры в страхе прижимались к стене и ещё крепче сжимали спасительную трубу перил. Меня остановила стена Т образного коридора, в которую я упёрся ногами (влево и право были проходы в душевые шахтной бани). Спасли меня две вещи — умение группироваться и мягко истёртые временем да босыми шахтёрскими ногами края ступеней. Я сразу был поднят на ноги, осмотрен со всех сторон сердобольными голыми, как и я, людьми. Ещё та картинка! Слава Богу, я отделался лишь лёгким испугом и слегка оцарапанной спиной. Из потерь — бутылочка с шампунем, в руке я зажимал лишь горлышко, всё остальное истёрлось о камни ступеней (48 — не шутка).

Хохот стоял неимоверный, любой бы комик позавидовал. Меня поздравляли со счастливым исходом и сочувственно похлопывали по ноющей от боли спине. Отступать было поздно и я упрямо заковылял в сторону душевых. Ещё один сюрприз — душевые распылители на высоте 2,5 метра, кабинки без дверей и ничего похожего на кран. Я начал посматривать в соседние кабинки, где народ уже мылся. На меня стали коситься шахтёры, представляю о чём они могли подумать — какой-то придурочный подсматривает за голыми мужиками. Могли и побить. Но я, поборов неловкость, спросил у одного как включается вода в душе. Меня опять обсмеяли, покрутив у виска, но всё же указали на педаль в полу под душевым смесителем. Эврика! Наступаешь на педаль — вода течёт, отпускаешь — вода не течёт. Всё гениальное — просто. Наконец-то я хотя бы ополоснусь (шампунь мой омыл ступени подвальной лестницы). Я, с ощущениями победителя, нажимаю на педаль. и струя воды с высоты 2,5 метра да ещё и под сильнейшим напором вбивает мою голову в плечи, сбивая с ног. Оказалось, что на душевом гусаке отсутствовал смеситель.

Какое счастье, что моего позора никто не заметил! Конечно, я помылся в другой кабинке, конечно, я униженный и пришибленный кряхтя добрался до раздевалки, конечно же, я больше ни когда не рисковал идти в шахтёрскую баню.
Но свою помывку в ней, я не забуду теперь никогда!

Читайте также:  Экономайзер для трубы печи бани

Источник статьи: http://stihi.ru/2018/08/28/4590

Лицо шахтера после бани

Для чего шахтёры подводят глаза? Узнаем правду

Приветствую всех на моём канале

Далёкий от угольной промышленности человек, впервые оказавшийся в шахтёрском крае, обращает внимание на то, что многие мужчины. делают подводку глаз. Вот вполне реальная история, которая произошла в далёком 1984-м году. Юная девушка родом из европейской части СССР после окончания ВУЗа по распределению уехала в Кузбасс. Необычайно выразительный макияж мужчин привлёк её внимание и ввёл в ступор. Спросила подругу из местных:

– Скажи, а зачем ваши мужики глаза красят?

– Это шахтёры, – машинально ответила подруга – дочь шахтёра.

Впрочем, её ответ не очень-то прояснил суть вопроса. Поняла так – подведённые глаза у шахтёров как серьга в ухе пирата, типа – непременный атрибут имиджа. Но зачем?! Что ж, давайте выяснять.

Действительно, у многих шахтёров после работы на глазах имеется «макияж», словно нарисованный чёрной тушью. Только это вовсе не тушь или карандаш, а угольная пыль. И чем жирнее уголь, тем ярче «подводка» вокруг глаз.

Надо отметить, что «красятся» не все шахтёры, а преимущественно те, которые трудятся в очистной лаве и проходческом забое на проходке комбайном. Там, где при работе создаётся большое количество угольной пыли. Вездесущая пыль въедается в кожу, забивается в волосы, ресницы, веки и чем жирнее уголь, тем крепче она пристаёт к телу. Потом – после смены – в мойке сдираешь со своего тела уголь намыленной вехоткой, однако глаза особо вехоткой не пошёркаешь. Вот и получается, что края глаз остаются не промытыми от угольной пыли, создавая иллюзию макияжа.

На свежей струе пыли нет, соответственно, нет и «макияжа». Поэтому отнюдь не все шахтёры «красят» глаза. И надо признать, в «подведённых» глазах есть некий шарм и эстетика героической профессии.

Всем коллегам – достойной зарплаты, крепкой кровли, лёгких метров и чтобы количество ваших спусков в шахту всегда равнялось выходам на-гора.

Шахтёрская баня

Случилось данное происшествие в конце 80-х прошлого столетия, звучит как начало легенды, только было это именно со мной и на самом деле.

Я тогда работал, после срочной службы в армии, на шахте им. Горького в гараже, водителем при шахтной столовой. Но почему-то вдруг решил, что обязан помыться в шахтёрской бане, работая на шахте, пусть и водителем.

Баня на шахте им. Горького — это двухэтажное здание, где не только мылись шахтёры после смены, но в нём же находилась прачечная на первом этаже, в которой стирали шахтёрам робы (рабочую одежду), а в прачечной работали женщины. Почему я об этом рассказываю? Да потому, что раздевалка шахтной бани находилась на втором этаже, над прачечной, а сама баня в подвале. да, чтобы помыться надо было пройти голышом из раздевалки через всё здание и спуститься по лестнице, мимо прачечной, в подвал. Но решение принято и я не намерен отступать, какая-то минута позора не могла меня остановить.

Сбросив в шкафчик без замков свою одежду (в шахтёрской бане того времени не «стояло» камер видеонаблюдения, но воровства не было и в помине, если вора ловили, тут же наказывали — могли сбросить голого из окна второго этажа), я двинулся вслед за чумазыми, после смены, шахтёрами. Был я в чём мать родила, в руках сжимал лишь пластиковый пузырёк с шампунем, для мытья головы. Переход через весь второй этаж, «позорная» боковая лестница мимо прачечной и. передо мной, наконец-то, зияет тёмный провал подвальной лестницы, шириной полтора метра (по одной стене перила из нержавеющей трубы) и глубиной в 48 ступеней, если бы я тогда знал, почему все аккуратно спускаются и поднимаются держась за перила.

Я смело пошёл своим путём — по противоположной стороне лестницы, но скользкие от воды ступени из гранитной крошки, сыграли со мной злую шутку. На третьей ступени я подскользнулся и с криком: «Поберегись!», помчался вниз на собственной спине, как по бобслейной горке. Шахтёры в страхе прижимались к стене и ещё крепче сжимали спасительную трубу перил. Меня остановила стена Т образного коридора, в которую я упёрся ногами (влево и право были проходы в душевые шахтной бани). Спасли меня две вещи — умение группироваться и мягко истёртые временем да босыми шахтёрскими ногами края ступеней. Я сразу был поднят на ноги, осмотрен со всех сторон сердобольными голыми, как и я, людьми. Ещё та картинка! Слава Богу, я отделался лишь лёгким испугом и слегка оцарапанной спиной. Из потерь — бутылочка с шампунем, в руке я зажимал лишь горлышко, всё остальное истёрлось о камни ступеней (48 — не шутка).

Читайте также:  Сделать прямой дымоход в бане

Хохот стоял неимоверный, любой бы комик позавидовал. Меня поздравляли со счастливым исходом и сочувственно похлопывали по ноющей от боли спине. Отступать было поздно и я упрямо заковылял в сторону душевых. Ещё один сюрприз — душевые распылители на высоте 2,5 метра, кабинки без дверей и ничего похожего на кран. Я начал посматривать в соседние кабинки, где народ уже мылся. На меня стали коситься шахтёры, представляю о чём они могли подумать — какой-то придурочный подсматривает за голыми мужиками. Могли и побить. Но я, поборов неловкость, спросил у одного как включается вода в душе. Меня опять обсмеяли, покрутив у виска, но всё же указали на педаль в полу под душевым смесителем. Эврика! Наступаешь на педаль — вода течёт, отпускаешь — вода не течёт. Всё гениальное — просто. Наконец-то я хотя бы ополоснусь (шампунь мой омыл ступени подвальной лестницы). Я, с ощущениями победителя, нажимаю на педаль. и струя воды с высоты 2,5 метра да ещё и под сильнейшим напором вбивает мою голову в плечи, сбивая с ног. Оказалось, что на душевом гусаке отсутствовал смеситель.

Какое счастье, что моего позора никто не заметил! Конечно, я помылся в другой кабинке, конечно, я униженный и пришибленный кряхтя добрался до раздевалки, конечно же, я больше ни когда не рисковал идти в шахтёрскую баню.
Но свою помывку в ней, я не забуду теперь никогда!

Источник статьи: http://dom-srub-banya.ru/litso-shahtera-posle-bani/

Дмитрий Кравцев. Баня

Иногда я ненавижу свою работу, изредка горжусь ей, в основном же бываю к ней равнодушен. Но есть в ней два момента, которые нравятся всегда — это тормозок и баня. Тормозок, который шахтеры съедают сразу по прибытию на рабочее место, является как бы авансом, утешением за предстоящую долгую смену. А награда за труды — баня.

Шахтная баня — это особенное место. Заходят туда разные люди: интеллигенты в очках и небритые мужики, зажиточные куркули и нищеброды, алкаши и порядочные отцы семейств, ПТУ-шная пацанва и обрюзгшие старики, непризнанные гении и обыватели. А выходят шахтеры в одинаковых черных робах. И не различишь уже ни званий, ни социального положения, ни достатка. И неважны прежние, поверхностные, заслуги.

Баня состоит из трех отделений — чистой бани, грязной и собственно душевой. В чистой — ряды вешалок и лавки. Мы раздеваемся и голожопые, с тормозками и сигаретами в руках, идем в грязную. Тут же за столом сидят банщицы — женщины пенсионного возраста. Банщицы занимают последнюю ступень в шахтной иерархии. Ниже их — только живущие при шахте, всегда черные от пыли собаки. Когда работяги возмущаются несоответствием приказа и должностью приказавшего, они говорят: «Скоро уже банщицы будут мне наряды давать!» И в то же время банщицы — это самые осведомленные люди. Они знают, кто с кем живет; кому сколько лет и какой у него подземный стаж; кто честно заработал свой силикоз в лаве, а кому оформили за взятку. Но самое главное — они раньше всех, раньше директора шахты, знают, когда будут давать зарплату, за какой месяц и сколько процентов. В любое время суток они сидят за своим столом, пьют чай и сплетничают. На нас не смотрят. За время работы они перевидали столько голых мужиков, что их трудно чем-либо удивить. Единственный, кто вызывает их интерес — это наш Саня М-чук, за свои выдающиеся параметры прозванный «трехногим». На него, как на экспонат кунсткамеры, приходят посмотреть банщицы из соседних женской и ИТР-овской бань. А посмотреть есть на что, уж поверьте.

Читайте также:  Как сделать подкатные бревна в бане

Грязная баня встречает удушливым смрадом, который издает сохнущая одежда. К вони быстро привыкаешь (правда, и отвыкаешь тоже быстро; по окончании отпуска в нос шибает с новой силой), а вот несколько сотен черных шахтерок, подвешенных на крюках, впечатляют. Никогда б не подумал, что на шахте работает столько народу.
Рассказывают, как однажды к нам устроилась группа молдаван-гостарбайтеров. Пришли они первый раз в грязную баню, увидели робы:
— А чья это одежда?
— А это тех, кого в шахте убило, — ответил какой-то шутник.
Молдаван как ветром сдуло.

В грязной бане часто воруют. Чаще всего — сапоги. Это самый ценный предмет шахтерского обмундирования. Выдают их редко, а рвутся они быстро. Зацепился ногой за проволоку или порезал сапог об породу и все — ходишь с мокрыми ногами. Бывает, что приходишь на смену, а сапог нет. Ругнешься, матернешься и снимаешь сапоги с соседнего крючка. Назавтра их хозяин обнаружит пропажу, поматерится и тоже возьмет чужие. Так и идет эта цепочка краж бесконечно.
Некоторые после смены забирают сапоги с собой. Другие так заматывают их в робу, чтобы вор, изрядно помучившись, уходил искать более легкую добычу. Свои я оставляю без боязни. Нашел их здесь же, в грязной бане, после того как в очередной раз украли новые. Голенища наполовину оторваны и связаны проволокой, портянки торчат из прорех — на такие никто не позарится.

Процесс облачения в пропотевшую заскорузлую робу всегда неприятен. Время от времени мы сдаем робы в стирку. Их стирают в огромных машинах по нескольку комплектов сразу, а чтобы не перепутать, где чьё, прачки прикручивают к каждой детали одежды разноцветную проволочку. Мне — красную, другому — зеленую и т. д. Забираешь робу из стирки, второпях одеваешься и чувствуешь — что-то колет. А потом всю смену отыскиваешь и откручиваешь эти проволочки с майки, кальсон, куртки, брюк и даже портянок.

Одевшись и перепачкавшись угольной пылью мы покидаем грязную баню. Следующий пункт — табельная. Затем ламповая, автобус, клеть и далее по кругам ада. Обратный путь намного приятней. Уставшие и грязные как черти проходим ламповую, табельную, грязную баню и оказываемся, наконец, в душевой.

Душевая напоминает помывочное отделение концлагеря, каким его показывают в фильмах. Полутемный холодный зал, опоясанный рядами ржавых труб. В клубах пара полсотни голых мужиков ожесточенно трут себя мочалками. Угольная пыль въедается глубоко в поры, отмыть её непросто. Как бы тщательно шахтеры не мылись, простыни их постелей всегда серые. Глаза не отмываются никогда.
Это одна из особенностей шахтерских городов — мужики с подведенными глазами. Впервые оказавшись на Донбассе и встретив такого, я брезгливо поморщился — тьфу, гомосятина. И тут же увидел еще одного, и еще. Да что же это за город такой?! Хорошо хоть добрые люди быстро объяснили, что к чему. Теперь сам хожу с черными глазами, и никого это не удивляет.

Обычно помывка проходит скучно и сдержанно, но все меняется, когда отключают горячую воду. Сразу становится весело — крик, ругань, смех. Молодые с визгом носятся друг за другом и брызжутся ледяной водой, старики негодуют и грозятся набить рыло заснувшему кочегару. Но такое случается редко. Руководство понимает — можно месяцами не выплачивать людям зарплату и они будут работать, но если при этом заставить их мыться в ледяной воде, то вспыхнет бунт.

Наконец плоховымытые, но довольные мы возвращаемся в чистую баню и одеваемся в штатское. Цикл закончен, следующий начнется только завтра. И послезавтра, и еще много дней до самой пенсии, если повезет до нее дожить.

Источник статьи: http://miningwiki.ru/wiki/%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%9A%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%86%D0%B5%D0%B2._%D0%91%D0%B0%D0%BD%D1%8F

Adblock
detector