Меню

Никита михалков в бане

Забота Никиты Михалкова о друге станет предметом рассмотрения в Генпрокуратуре

Продолжается эпопея с излишне активной защитой режиссером Михалковым нижегородского предпринимателя Тувыкина, к которому у следователей очень много вопросов.

Известный адвокат Александр Островский, в последнее время мелькающий в СМИ как защитник футбольного судьи, избитого не любящим прикосновений бывшим капитаном сборной России, обратил свое внимание на еще более крупного «зверя». Он отправил в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет жалобы на знаменитого актёра, режиссёра, влогера, защитника авторских прав Никиту Михалкова.

«Лента» сообщает, что почетный адвокат просит обратить внимание на попытку Михалкова помочь «уйти от уголовной ответственности его соседу по имению» Константину Тувыкину. INFOX.ru подробно рассказывал об этой истории в ноябре, но за это время открылись некоторые новые подробности.

Господин Тувыкин проходит свидетелем по уголовному делу, связанному с нарушениями в деятельности принадлежащего ему на 85% ООО «Спецавтозапчасть». Московские силовики заподозрили сотрудников компании в том, что они «проворачивали мутные схемы и толкали московским компаниям некачественные колодки». В столице люди нервные, и обнаружив, что кто-то сэкономил на их тормозах, сразу хватаются за травмат или Следственный комитет. А «Спецавтозапчасть», между прочим, регулярно выигрывала тендеры на поставки автозапчастей в Москву – агрегаторы сведений видят у компании госконтракты на 700 миллионов рублей, главный клиент – «Мосгортранс». Оставим за скобками вопрос, сам ли предприниматель из скромного городка Павлово вышел на разборчивых ликсутовских заказчиков или московский друг Михалков подсобил, важно другое – когда некачественные части стоят на пассажирских автобусах, это совсем иная история, нежели с частным транспортом.

После появления обвинений Тувыкин уехал в командировку, а вот генеральный директор Алексей Голубев остался в Павлово – возможно, полагал, что учредителя клуба дзюдоистов никто не рискнет тронуть. Местные и не рискнули – приехали люди из столицы.

Дальнейшие события известны нам только из Telegram-каналов и со страниц сайтов, не имеющих лицензии СМИ. Можно ли им доверять – вопрос достаточно серьёзный, но и опровержений со стороны заинтересованных лиц за прошедшие пять недель не прозвучало. Зато Google при поиске описаний того дня выдаёт предупреждение: «Некоторые результаты поиска могли быть удалены в соответствии с местным законодательством… Граждане России в некоторых случаях могут подать нам запрос на удаление определенных URL, связанных с их именем, из результатов поиска на Google.ru». То есть эту информацию, возможно, пытались не оспорить судебно, а просто скрыть от публики.

В общем, по версии портала «Беспредел» и агрегатора 24smi.org, открыл Голубев двери недорогим гостям, обыску не препятствовал, а после завершения процедуры пригласил утомившихся сыщиков перекусить в соседнем ресторане Династия» (на 50% принадлежит Константину Тувыкину). В ресторане свидетель Голубев выпил таблетку, ему стало плохо, его увезли в местную больницу, откуда он впоследствии исчез. В базах уголовного розыска и «Лизы Алерт», однако, человек с данными Голубева не значится.

Если это правда, то понятно, что у следователей неминуемо должен был обостриться интерес к Тувыкину. И тут становится известно, что Никита Михалков передал главе Следкома Александру Бастрыкину некое письмо Тувыкина вкупе со своей личной большой просьбой помочь и благодарностью за помощь другому другу по другому уголовному делу.

Вокруг нижегородского поместья Михалкова вспыхнул еще не лес, но уже скандал

Очень хотелось увидеть опровержение подлинности этого письма, но, увы, его так и не прозвучало: судя по всему, Михалков действительно решил повлиять на постороннее уголовное дело с помощью своего авторитета. А может быть, не такое уж постороннее для него дело, может быть, клубочек вслед за Голубевым и Тувыкиным может начать разматываться и дальше? Бог весть – в отличие от Никиты Сергеевича, мы почти не информированы о сути претензий следствия к его павловскому другу.

А вот господин Островский, видимо, информирован – потому и счёл возможным обвинить Никиту Михалкова в злоупотреблении служебным положением – поскольку у режиссёра общий бизнес-интересы с Тувыкиным (они совместно занимаются модным ныне виноделием). Что это для Островского – пиар на громком имени или искреннее возмущение подобным давлением на следствие?

Ближайшее будущее покажет. А пока – дай Бог всем участникам нынешнего конфликта хороших тормозов и в полемике, и в автомобилях!

Источник статьи: http://www.infox.ru/news/271/250465-zabota-nikity-mihalkova-o-druge-stanet-predmetom-rassmotrenia-v-genprokurature

Марк Бернес, Сергей Михалков и Никита Богословский

ПОЛУЧЕНО ОТ ЛЮБЫ ЗНАКОВСКОЙ .

После исторического пленума, где сняли Хрущева, пришел к власти Л.И.Брежнев. Никита Богословский и Сергей Михалков сидели после бани в «Метрополе» — месте встречи высшей творческой интеллигенции того времени. Заказали лимончик, коньячок и кофе. И тут в зал заходит Марк Бернес, который в то время славился как человек очень резкий и по-своему справедливый…

Бернес подходит к их столику и заводит разговор — как дела, да как парок… И тут вдруг Богословский начинает врать. Мол, новый генсек для себя построил такую баню! Такой класс! Такие массажистки! У Бернеса аж руки задрожали…
— Слушайте, а как мне туда попасть?
— Ну, мы тебе ничего не обещаем, вот как договоримся, то и тебя возьмем.
Проходит месяц, Михалков и Богословский встречаются, выпивают, звонят Бернесу и говорят:
— Марик, мы договорились! Завтра идем в генсековскую баню.
— Спасибо! Где встречаемся, во сколько, с собой что брать?
— Давай в семь около «Метрополя». С собой ничего не бери.
— Как ничего? Надо хотя бы халат, полотенце, тапочки…
— Какое на хрен полотенце, там тебе дадут что хочешь! И тапочки, и полотенце, и зубную щетку, и массаж сделают девки молодые

На следующий день Михалков и Богословский подъезжают на «Волге» к «Метрополю», берут Бернеса и минут 40-45 катают его по Китай-городу. Тот ничего не понимает, чего его по Китай-городу катают?
— Надо от КГБ-шного хвоста оторваться,— говорит Богословский.
В итоге покатались еще полчаса. Въехали в темную и грязную подворотню.
— Это что, и есть хваленая брежневская баня? — разочарованно говорит Бернес.
— Да нет, это вообще-то черный ход, отсюда бутылки выносят.

Заходят в баню, проходят длинным темным коридором, много поворотов, закоулки. Наконец, заходят в кабинет. Мягкая кожаная мебель, красное дерево, стол дубовый, телефон.
— Вот это, да! Это что — Брежнева кабинет? — спрашивает удивленный Бернес.
— Ты что! Это банщика, давай раздевайся, пошли париться.
— А где раздеваться?
— Да, прямо здесь.

Выпили по рюмке коньяка, Бернес разделся. — А полотенце и тапки? — И тапки и полотенце дадут, иди.
— А вы чего не раздеваетесь? – спрашивает Бернес.
— А мы тебя догоним, мы тут уже были. Еще по рюмашке и придем — говорит Богословский. — Марик, пойдешь по коридору – смотри не споткнись. Метров через десять повернешь направо, там увидишь, такие гобелены висят, вот за ними дверь. Входишь туда, там предбанник.

Голый Бернес заторопился по коридору — направо, налево, подходит к этим гобеленам, открывает дверь, влетает… Яркий свет… Это банкетный зал ресторана «Славянский базар», где в этот момент отмечали 70 лет Яншину. Голый Бернес вошел в зал, когда произносился очередной тост. Немая сцена…

После этого Богословский и Михалков боялись попасть Бернесу на глаза и съехали жить на дачу. А Бернес регулярно звонил жене Михалкова — Наталье Кончаловской и спрашивал: «Натуленька, эта заикающаяся б… и его дружок Богословский не появились еще»?

Читайте также:  Баня из бруса в нальчике

Источник статьи: http://proza.ru/2013/01/16/815

«Вино», кино и «кумовство» Никиты Михалкова

Автор: Анжелика Дин , 08 Февраля 2021 09:03

Известный режиссер «крышует» своих партнеров по бизнесу?

Как жаль, что нет сегодня в России сатирика, такого как Гоголь, чтобы написать о всех попытках Героя Труда РФ, народного артиста России, председателя Союза кинематографистов РФ Никиты Михалкова заступиться за своих друзей, партнеров, соседей, родственников и свои богатства.

О том, что режиссер и актер – очень богатый человек, я услышала от его друга и коллеги Сергея Мирошниченко в 2009 году, когда мы вместе летели в самолете из Усть-Лабинска (родины Олега Дерипаски) в Москву. Тогда Никита Михалков воевал за Союз кинематографистов с командой Марлена Хуциева, и Сергей Мирошниченко доказывал, что «владельцу заводов, пароходов, банков Никите Михалкову не из-за денег нужен Союз кинематографистов». Отвоевал. Хотя я в бескорыстие Никиты Михалкова не верила ни тогда, ни сейчас. Кстати, тогда у Никиты Михалкова не было ни частной Академии кинематографических наук, где цена за год обучения более 500 тысяч рублей, ни винодельческой компании TENUTA DODICI, ни много другого, что есть сейчас у семейства Михалковым. Кстати, в 2009 году в Нижегородской области он арендовал 30 000 га земли и основал фирму по переработке лесоматериалов.

В сентябре 2020 года на YouTube-канале «Нижегородский экопатруль» вышел ролик, в котором авторы обвинили структуры Михалкова в варварской вырубке леса. Михалков написал заявление в полицию и в прокуратуру с требованием найти и наказать тех, кто разместил этот ролик, «порочащий его честь и достоинство». В ноябре полицейские возбудили дело о клевете, но тот выпуск пока не закрыт.

Согласно официальной отчётности компаний из группы «Тёмино», бизнес не слишком успешный.

В конце прошлого года Никита Сергеевич «завалил» органы и комитеты письмами с «убедительными просьбами» разобраться с врагами и клеветниками. Свеженькое послание Михалкова к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину с просьбой принять меры в отношении злоумышленников, преследующих его «давнего партнера по виноделию и соседа» Константина Тувыкина, — на днях стало достоянием общественности. Адвокат и правозащитник Александр Островский обратился с жалобой на действия Михалкова не только в СК РФ, но и в генеральную прокуратуру РФ, пишет «Лента».

Замечу, что Александра Островского я знаю лет 18 как принципиального, отзывчивого и бескорыстного человека, который помог многим социально незащищенным людям в правовых вопросах (между прочим, в начале 2000 Островский работал секретарем Союза кинематографистов и возглавлял правовую комиссию). Островский обратился в органы на предмет того, что Никита Михалков в очередной раз злоупотребляет своим служебным положением Члена Общественного совета при Следственном комитете РФ, обращаясь с просьбами личного характера к Председателю СК РФ Бастрыкину. Адвокат обратил внимание на то, что в конце письма режиссер благодарит Бастрыкина за прекращение уголовного преследования банкира Глеба Фетисова из «Моего банка».

Разобраться во всех коммерческих проектах Никиты Михалкова очень сложно, зато я хорошо знаю творчество режиссера и его авторскую программу «Бесогон», которая фигурирует в письме Михалкова к Бастрыкину:

«Не исключено, что это заказ, причем направленный не столь против К.Ю.Тувыкина, сколь против меня из-за моих авторских программ «Бесогон ТВ».

Замечу, что «Бесогон» — тоже коммерческий проект, с дорогой рекламой и большой аудиторией. Малобюджетный для Михалкова. Сидит автор и ведущий в рабочем кабинете и цитирует других. Разумеется, для своей пользы – как же иначе? Воюет с западными конкурентами на всех фронтах. Заинтересован Никита Сергеевич в том, чтобы покупали его продукцию и друзей-партнеров. А тот, кто скажет, что продукция – некачественная, тот станет объектом пристального внимания Следственного комитета.

Уж сколько лет выгораживает и отстаивает Никита Сергеевич мужа своей старшей дочери Анны Михалковой – бизнесмена и экс-чиновника Альберта Бакова, который неоднократно обвинялся и подозревался недоброжелателями в преднамеренных банкротствах предприятий, в частности концерна «Тракторные заводы». Удалось Никите Сергеевичу помочь и сыну Анну, который в начале прошлого года так погулял с моделью, что она выпала из окна и оказалась в реанимации. Очень быстро замяли ЧП.

Никита Михалков с Александром Бастрыкиным

Константина Тувыкина Никита Михалков в письме к Бастрыкину называет «близким человеком», и что стоит за этим, — одному ему известно. Но по документам, у Константина Тувыкина и Никиты Михалкова – винодельческая компания TENUTA DODICI с 2010 года, и беспокойство режиссера за своего партнера носит не только дружественный, но и коммерческий характер. Пострадает Тувыкин – пострадает и Михалков. Терять деньги очень богатый человек Никита Михалков не намерен. Об этом говорит еще один факт, который стал достоянием общественности вчера. Пресс-служба Никиты Михалкова распространила официальное заявление об обращении Никиты Михалкова в Следственный комитет РФ «с просьбой в рамках расследования уголовного дела о мошенничестве с имуществом Баталовых выяснить: кто присвоил перечисленные Никитой Михалковым и по его поручениям средства в адрес Г.А. Леонтенко и М.А. Баталовой».

Создается впечатление, что Следственный комитет РФ только и работает на олигарха Никиту Михалкова и его огромную Семью.

У всех членов – бизнес. У жены – Татьяны Михалковой – Фонд «Русский силуэт», у старшего сына Степана – рестораны и мебельный бизнес (в 2016 году признал себя банкротом), у младшего сына Артема – фирма недвижимости «Усово-инвест» и много еще совместного с отцом и с другом Федором Бондарчуком. Анна и Надежда занимаются продюсированием фильмов.

На недавно прошедшей церемонии награждения кинопремии «Золотой орел» Никита Сергеевича подарил победы и своей младшей дочери Надежде Михалковой, и старшей – Анне Михалковой.

В одном «Бесогоне» Никита Михалков наехал на бездетных лидеров европейских государств, которые по его мнению, «плохие политики». Ему, многодетному родителю, приходится думать и о государственных интересах, и об интересах каждого члена семьи и партнера, а это очень трудно.

У слова «Бесогон» несколько значений: лицо, говорящее неправду, и некто, изгоняющий бесов. «Бесогон» Никиты Михалкова даже не «двуликий Янус», а «столикий».

Источник статьи: http://www.moscow-post.su/politics/vino_kino_i_kumovstvo_nikity_mihalkova34915/

Опричник аутоэротизма: чувственность и квир в фильмах Никиты Михалкова

21 октября актеру, режиссеру (чиновнику, мессии) Никите Михалкову исполняется 75 лет. К этой дате мы публикуем не каноничный «юбилейный» панегирик, а, скорее, ностальгический этюд Анны Филипповой. Гимн прекрасной эпохе, когда Михалков был (просто) режиссером, а слово «квир» обозначало особый тип чувствительности, а не гостевой шатер, где могли укрыться все немейнстримные течения, которые обошел большой капитал.

Жмурки: пролог о квире

Прежде чем говорить о квир-элементе в корпусе работ ультраконсервативного российского режиссера, обратимся к генезису самого термина. Вероятно, его этимология восходит к немецкому quer («косой»), то есть выбивающийся из рамок привычного. В XIX веке в британском английском queer приобретает негативные коннотации. Выражение to be on queer street обозначало, например, оказаться в очень плохом финансовом положении. К концу XIX века, когда вызревал мировой черный передел, начали одна за другой появляться теории заговоров: одним из «заговорческих» меньшинств было назначено мифическое «гомосексуальное лобби » К слову, долгое время считалось, что гомосексуалов особенно много среди коммунистов — прим. А.Ф.. Начались первые «антигейские» кампании — на Голгофу квир-мучеников взошел Оскар Уайльд. Так, практически с самого начала термин «квир» соединил в себе две эмоции — ненависть и страдание, заложив семантическую основу для виктимизации ЛГБТ-людей. До переприсвоения термина пройдет почти век: только в 1970-х западная богема и университетская интеллигенция начала употреблять его для обозначения андеграундного искусства, созданного (в основном) негетеросексуальными людьми. За последующие 20 лет сложился негласный канон квир-кино: в нем должны были присутствовать ЛГБТ-персонажи, причем непременно в положительном ключе. Например, фильмы про вампирш-лесбиянок относились к эксплотейшну, а не квир-кино. Столь грубая обтравка исключала из заветного списка такие яркие образчики, как «Ашик-Кериб» (1988) Параджанова — ведь номинально там нет ни одного ЛГБТ-персонажа, как тогда распознать квир?

Читайте также:  Завелась крыса в бане

Квир-идентичность начала формироваться намного позже появления термина, как раз в 1970-1980-е: эпидемия СПИДа послужила катализатором. Возможно, это и стало точкой трансформации квира из художественной манеры и набора приемов (гротеск, гендер-флюидность, кэмповость) в политическую позицию, маркер принадлежности. Джону Уотерсу в «Розовых фламинго» (1972) не нужно было артикулировать аффилиацию — то ли дело сейчас, в разгар войн за идентичность (identity wars). Политизация термина queer достигла такой степени, что журнал Vice задался справедливым вопросом: «Могут ли гетеросексуалы быть квирами?» (спойлер: могут, кто же им помешает). Квир нынче — как аватарка в Фейсбуке с белорусским красно-белым, — то есть опознавательный знак либерала. Квир-культуру, о которой и так мало кто знал, быстро постигла профанизация в угоду ширнармассам: популярное шоу Queer Eye дефрагментирует ее до дендизма и любви к дорогому шмоту, еще более популярный «Королевские гонки Ру Пола» — к телешоу «с выступлениями, судьями и голосованием».

Под квир-элементами в творчестве Михалкова подразумевается не наличие ЛГБТ-персонажей — хотя в некоторых фильмах есть намек и на это. Речь идет прежде всего об особом киноязыке и тропах, характерных именно для квир-кино: театрализованность, гомоэротизм, «инаковость». Начало режиссерской карьеры Михалкова пришлось на застойный период — и тем не менее его фильмы не по-советски экспрессивны, даже враждебны социалистическому канону с его звериной серьезностью. Вселенная Михалкова населена всякого рода квирами: людьми странными, неприкаянными, гиперчувствительными. Страна, которую мы потеряли, — но, быть может, еще обретем.

Становление канона: «Свой среди чужих, чужой среди своих»

Дебютный фильм Михалкова — неортодоксальная интерпретация мифа о Гражданской войне. Режиссер хотел поупражняться в жанровом кино, а не делать очередную агитку с поездом революции, — и выбрал снимать истерн. Действие фильма происходит на дальневосточном советском фронтире, вокруг — только реки да горы, terra nullius, и нет надежных координат окромя крепкого товарищеского плеча. «Свой среди чужих» (1974) — вполне типичный бадди-муви, где гомоэротизм считывается так же четко и легко, как в знаменитой банной сцене из сорокинского «Дня опричника». Чекистская солидарность, бергхайн-фетиш брутальных черных кожанок, кирзачей и трехдневной небритости — бесконечной энтропии обрушенной империи может противостоять только крепкая цепь из жилистых мужских тел и их «удов». Братская спартанская любовь, как известно, выше и чище любви плотской, то есть желания обладать женщиной, существом априори более примитивным (sic!), чем мужчина. Определенные интонации тут задает и сам жанр: вестерн еще до «Горбатой горы» (2005) и «Мира грядущего» (2020) был исключительно гомоэротичным. Ну а когда главного героя, чекиста Егора Шилова, играет андрогинный красавчик Богатырев (ботаник-белоручка, которому для роли пришлось учиться «по-мужски» складывать кулаки), то «излучение странного» слишком уж осязаемо. Шилова украшают залихватские усы, как у Ивана Дорна, и свитер крупной вязки, как у Сергея Бодрова. Что называется, «нравится и мальчикам, и девочкам».

Конечно, гомоэротизм в «красном истерне» Михалкова не так откровенен, как на родине жанра. Классический пример американского вестерна, в котором все держится на крепкой мужской химии — как, например, в «Красной реке» (1948) Говарда Хоукса. В одной сцене Мэтт (Монтгомери Клифт) и Черри (Джон Айрленд) очень внимательно ощупывают револьверы друг друга — может ли метафора быть более прозрачной? А у Мэтта (снова Клифт) с Томасом (Джон Уэйн) и вовсе квазиромантическая связь: так, Мэтт носит браслет бывшей невесты Томаса — классический фрейдистский перенос.

Чекистское либидо явно не слабее англосаксонского, но все же уступает ему в экспрессии. Самая драматичная сцена «Своего среди чужих» — финальное воссоединение боевых друзей под сентиментальную музыку Эдуарда Артемьева (написанную «под Морриконе»). Братскую любовь как будто затмили пламя революционного экстаза и солидарность бывших красноармейцев, сообща спасших государственное золото. Но внимательный зритель, конечно, знает, что не в золоте дело — и даже не в любви к молодой советской родине. Во всем фильме едва ли можно увидеть женщин (они номинально являются в единственной сцене отправки кавалерийского эскадрона). Все духовные переживания — например, лютую ненависть к кабинетной работе, которая сожрала некогда лихих бойцов с потрохами, — мужчины доверяют только друг другу.

Силовики вообще традиционно очень близки: эту особую интимность подстрекает святая вера в Миссию (спасать отечество, давить гидру нужного «изма») и свои привилегии (Quod licet Iovi). Для опричника аутоэротизм — единственно возможное восприятие мира, все остальное от лукавого.

Кино — кукольный домик: ностальгия и реконструкция у Михалкова

Михалков-режиссер очень подвержен ностальгии — милому, надрывному чувству, которое является одной из характерных черт квир-чувствительности (посмотреть хотя бы на Райана Мерфи). Андрей Плахов назвал Михалкова «единственным, кто знает толк в свободной игре осколками расхожих мифов».

Исследовательница Светлана Бойм условно выделяет два типа ностальгии: реставрирующую и рефлексирующую.

«Реставрирующая ностальгия предлагает восстановить утраченный дом и заполнить пробелы в памяти. Рефлексирующая ностальгия обитает в тоске и потере, в несовершенном процессе припоминания»,

— поясняет она в книге «Будущее ностальгии». Последнее чувство, таким образом, сродни сентиментальности, и в его основе кроется стремление вернуться к истокам, чтобы проанализировать, почему дальнейшие события происходили тем или иным образом. Реставрирующая ностальгия менее безобидна: она лежит в основе националистических поворотов и антимодернистском мифотворчестве — и характеризуется «новыми» традициями, пресловутыми «скрепами».

«Данное явление основано на чувстве утраты сообщества и сплоченности и предлагает комфортный коллективный сценарий для персональной тоски»,

Ностальгия Михалкова, судя по всему, трансгрессировала из рефлексирующей в реставрирующую (последняя у постперестроечного, а тем более путинского Михалкова и вовсе обрела агрессивные черты). Режиссер испытывает невыразимую нежность к чеховским интеллигентам и легкомысленным кокоткам — красивой уайлдовской России, которая то ли существовала, то ли нет. Похоже, «звук лопнувшей струны» больше всего боли причинил именно Михалкову, с молодых лет оплакивающему погубленный цвет российского дворянства и белую офицерскую кость.

Фильм-реставрация — что девочкин кукольный домик: вот тут куклы пьют чай, а здесь играют в фанты. Мало кому из советских режиссеров стилизация удавалась так же хорошо, как Никите Сергеевичу. Взять хотя бы синефильскую «Рабу любви» (1976), которая переснималась за Хамдамовым (его фильм назывался «Нечаянные радости»). Хамдамов начал снимать свое (то есть максимально несоветское) кино, которое не пропустил бы ни один цензурный комитет. Михалков снял «понятное», но вместе с тем такое же несоветское — квирное. Вот как писал о нем критик А. Свободин в статье «Душа и маска «старой фильмы» (Советский экран. 1976. № 20):

«Фильм «Раба любви» — один из тех редких фильмов-стилизаций, которыми не балует нас кинематограф. Несомненно, он требует определенной подготовленности, если можно так сказать, эстетической ориентации зрителя, а потому вызовет разноречивые мнения, их борьбу».

«Раба любви» — страшно депрессивный фильм. Пестрый русский модерн раздавлен чекистким сапогом; кажется, имперское у Михалкова действительно выросло из сентиментального, из почти детской боли о (воображаемом) утраченном доме. России, которую он потерял.

Читайте также:  Пузатый мужик в бане

Мужчины в женском платье: «транвестизм» в фильмах Михалкова

Перейдем к более конкретным манифестациям квира и тому, как Михалков изображал иную сексуальность. Он очень редко позволял себе пристрастные высказывания — и все же они есть. В документальном фильме «Анна. От 6 до 18» (название, судя по всему, — реверанс в сторону Аньес Варда) есть эпизод со дня рождения певца Сергея Пенкина. Виновник торжества жеманничает и на виду у всех ласкает мужчин. На сцене в этот момент выступает корпулентный стриптизер: все это выглядит как нацистский пропагандистский сюжет о веймарской республике — репортаж из декадентского салона с фриками.

Михалков вскользь (однако задолго до того, как это стало мейнстримом) касается темы маскулинности и ее (возможной) флюидности. Популярный киноактер Алексей Канин (Евгений Стеблов) в «Рабе любви» говорит высоким противным голосом. Прототип Канина — актер Витольд Полонский — был звездой немого кино. С появлением звуковой фильмы его женственный голос делал бы его «профнепригодным» (тем более Полонский имел амплуа героя-любовника). Высокий голос Канина-Полонского, скорее всего, художественный вымысел: артист умер в Одессе в 1919 году, незадолго до Веры Холодной, которая скончалась там же от испанки.

Еще один показательный эпизод — перед ограблением поезда в «Своем среди чужих» ротмистр Лемке (Александр Кайдановский) спрашивает у держащего изящное ручное зеркальце и вытирающего платком губы сообщника:

«Послушайте, Лебедев, а вы случайно губы не красите?» — «Крашу, крашу, успокойтесь»,

— насмешливо отвечает тот. Лемке кривит губу, ему противно.

Пожалуй, самый манерный персонаж из киновселенной Михалкова — хамоватый слуга Яков (Сергей Никоненко) из «Неоконченной пьесы для механического пианино» (1977). Он плавно передвигается и говорит деланным фальцетом, что делает его похожим на голливудских гомосексуалов времен кодекса Хейса: слишком вульгарен и пассивно-агрессивен, чтобы быть гетеросексуалом (хотя вслух это опять же не проговаривается).

В «Нескольких днях из жизни Обломова» (1980) Богатырев-Штольц в какой-то момент появляется в спальной сеточке и расшитом халате. Чуть ранее они с Обломовым вместе парятся в бане — и если одутловатое тело Табакова просто присутствует в кадре, то на аполлоническом Богатыреве камера не раз фиксирует взгляд. Вот он лупит сам себя веником, вот голый прыгает в снег, вот небрежно повязывает на пояс полотенце. Стоит ли уточнять, какие коннотации в поп-культуре имеет баня? Закадровый голос подсказывает, что одной из причин «дружбы» двух мужчин является «роль сильного, которую Штольц занимал при Обломове». Действительно: Обломов капризен, эгоцентричен, постоянно требует внимания. Штольц мужественен, прагматичен и терпелив, он берет на себя патерналистскую задачу «перевоспитать» Обломова, однако его терпения хватает лишь до определенного момента. Рушится под напором истерики крепкая мужская дружба, капли дождя падают на раскаленные скалы.

В фильмах Михалкова несколько раз встречается кроссдрессинг. Например, танец в женском платье под занавес богемной пьянки («Неоконченная пьеса для механического пианино»). Здесь переодевание в женщину явно используется как метафора духовного банкротства. Мол, что им еще делать, кроме как делить любовников и имитировать брачную песнь марала под арию Una furtiva lagrima Гаэтано Доницетти? К слову, эта сцена — образчик высокого кэмпа, на который нередко выходил Михалков. Наиболее ярко он представлен в «Родне» (1982). Богатырев там — постаревшая «тетка » Самоназвание гомосексуалов в Российской империи — прим. А.Ф. Стасик, пострадавшая от рук свекрови-Мордюковой. В конце фильма («Танцуй, теща!») между ними происходит драматичная танцевальная дуэль — ну чем не вог-бал из фильма «Париж горит» (1990).

«Эксцентрика входит в задачу: Михалков есть Михалков. Вы вспоминаете полдюжины его лент, «Родне» предшествующих, — этот напор стилистических систем, словно стремящихся перещеголять одна другую, систем ярких, празднично обыгрывающих вещи, плоть, ткань мира».

Переодевание — необязательно смещение гендерной нормы: иногда это просто эскапистский прием. Дочь Нины (Светлана Крючкова) Иришка (кстати, Федор Стуков) надевает мамино коктейльное платье и танцует под диско-хит Sunny Диско и родившийся из него хаус считаются неотъемлемой частью гей-культуры. Хаус начали играть именно в гей-клубах — прим. А.Ф. — мать и дочь в это время ругаются на чем свет стоит.

«Почему она такая?» — спрашивает дочь Мария Васильевна (Мордюкова), подразумевая, что внучка не похожа на «обычных» детей. Российское кино догонит Михалкова только в «Чиках» (2020), где мальчик переодевается в мамины шмотки (зато не гей).

Вот как Нина Цыркун пишет о традиции «трансвестизма » Термин устаревший, но мы употребляем его с оговоркой — прим. А.Ф. в советском кино на примере картины «Здравствуйте, я ваша тетя» (1975) в статье «Трансформация кэмпа и рецепция кино»:

«Надо сказать, что мотивов квир-культуры в задумке создателей фильма не было. Но, как пишет Сьюзен Сонтаг, кэмп изображает невинность, но он же разрушает ее. Скрытые мотивы фрондерского чествования героев войны, по-видимому, оставались и остаются (особенно для новых поколений) по сути нечитаемыми зрителем. Мотивы трансвестизма сегодня делают фильм фаворитом квир-сообщества. Это явление лежит в русле общего движения в сторону расширения границ понятия «кэмп» и современных означающих кодов, обнаружения скрытых значений, их выход из зоны невидимого. В постсоветской России это связано, с одной стороны, с преодолением рамок традиционной патриархатной культуры и гетеросексуальной матрицы, гендерных стереотипов, а с другой — с репрезентацией квир-оптики, альтернативных моделей социокультурного кода, освоением маргинальных модусов бытия».

Солдаты, матросы и Святой Себастьян: эпилог

Михалков-реставратор трагичен, местами надрывен, Михалков-публицист — остроумен, соглашаешься ты с ним или нет. Он любит рассветное левитановское утро и «мальчиков русских». Мальчики русские в его фильмах, как правило, трагически погибают — тоже традиционный гомоэротичный (прото-бдсмный) сюжет: Святой Себастьян прикован к столбу, тело его пронзают стрелы, он истекает кровью.

В его фильмах нет массовых оргий с переодеваниями в женщин (как во второй части «Ивана Грозного»), зато есть бесконечные сражения на шпагах и смотры войск («Сибирский цирюльник», 1998). Знаменитая сцена с кадетами и Михалковым в роли Александра III вообще максимально эзотерична: Михалков тут как бы отец всем этим русским янычарам. По забавному совпадению Александра III прозвали «царь-медведь » В гомосексуальной культуре «медведь» — гипермаскулинные мужчины с обильной растительностью на теле — прим. ред.. Так и Михалков в (пост)советском кино стал не «отцом русской демократии», но латентным покровителем потаенной гиперчувствительности, царем ностальгического квира, как будто не знакомым с двусмысленностью слов и действий. Как говорят в «Свой среди чужих»:

«Нет, дорогой, ты меня не убьешь, ты меня теперь беречь будешь».

Источник статьи: http://kinoart.ru/texts/oprichnik-autoerotizma-chuvstvennost-i-kvir-v-filmah-nikity-mihalkova

Adblock
detector