Меню

Сколько раз солдаты моются в бане

Особенности офицерской бани

Основное время офицер занят службой. Каждый знает, что лучше иметь сто сейфов, чем двадцать солдат. Но генералом не станешь, если не покомандуешь бойцами. А бойцы заставляют напрягать нервы – то в самоволку сбегут, то винца выпьют, а то сожрут, что-то непотребное и прямиком массово в санчасть. Мирная жизнь разлагает армейский коллектив. А за всё отвечает командир, офицер.

Чтобы снимать это самое напряжение в каждой войсковой части обычно есть баня, сауна, где офицер может «принять на грудь» и расслабиться. По штатному расписанию бани нет и, потому строят её, обычно, «хап способом» и укомплектовывают, тем, что под рукой — обычной войсковой мебелью, которая отличается своей простотой, массивностью и надёжностью.
А пристраивают баньку где-нибудь в автопарке, подальше от вышестоящих контролёров, поближе к источнику водо- и электроснабжения.

Кто не знает казарменного солдатского табурета? Только тот, кто не был в армии, не служил. А вот послужившие люди помнят этот простой, как мычание, увесистый и надёжный, очень устойчивый и долговечный элемент казарменной меблировки. Иногда смотришь фильм, где герой в драке разбивает стул об голову противника, а тот, стряхнув обломки, продолжает драку. С солдатским табуретом такое не пройдёт – одного удара будет достаточно, чтобы навсегда(О Господи!) простится с почившим.
Устроен он очень просто и удобно — четыре ножки и сверху цельная доска. Посреди крышки, тобишь седалищного места – прорезь, чтобы можно было вставить руку и перенести или переставить табурет. Табурет покрыт немыслимым количеством слоёв краски, потому как красят, минимум раз в год. Служит табурет долго. А когда подразделение, например, направлялось на массовое культурное мероприятие, то каждый солдат брал свой табурет и шёл с ним в строю, удобно держа его в руке.

По тем, советским временам, баня без водки, это недоразумение. Водку брали из расчёта – бутылка на человека. И обычно не хватало, потому как баня – это не просто помывка тела, а целый процесс с задушевными беседами на внеслужебные темы. Температура в парилке обычно зашкаливает за сотню градусов и после парилки легко трезвели. Топит баню дежурный по автопарку, обычно прапорщик, и за труды, получает свою долю обычно в виде гранёного стакана. Халява прельщает и под видом проверки прапорщик заскакивает по несколько раз.
Его не обижают.

Лейтенант Владимир Мотуз отличался могучим телосложением и громовым голосом. Даже во время учений с боевой стрельбой он, без всяких посыльных и радиостанций управлял взводом, перекрывая шум разрывов и стрельбы громовыми раскатами своих команд. Могучему телосложению соответствовали и размеры основных мужских органов, начиная от размера ноги. Внушительные размеры мужских достоинств являлись предметом банных острот. Мотузу это нравилось, но сам факт порой огорчал, потому как найти пару для семьи он долгое время не мог.
Размеры пугали.

Баню он любил и не пропускал ни одной субботы. В тот памятный вечер Мотуз отдыхал в кругу своих сослуживцев. День был тяжёлый, готовились к учениям и по замыслу, десантникам придали самоходную батарею СУ-85. Кто не знает, скажу попроще – это тот же танк, только башня не вращается. Три таких «танка» разместили в автопарке и ответственность за их охрану, естественно, возложили на дежурного по автопарку.

Прапорщик Цурюпа баню истопил образцово – в парилке устойчиво держалось 110 по Цельсию и голая компания офицеров «отрывалась» по полной программе – водку запивали пивком, дулись «в дурака», курили – дым коромыслом. Благо погода была отличная, открыли окно. Уже стемнело, но расходится не собирались. Когда Цурюпа в очередной раз заскочил в баню, его приобщили к столу, где в это время лейтенант Миша Соловьёв обсуждал нехватку спиртного. Но одеваться и бежать за три километра никому не хотелось.
Тогда Соловьёв предложил «съездить за «пойлом» на СУ-85 – благо стоят с полными баками топлива, а главное, «ни одно ГАИ не остановит и не попросят дыхнуть в трубочку».
Это обрадовало компанию и вопрос стали живо обсуждать.

Цурюпа поднялся в полный рост, поставил стакан и, сложив известную фигуру из трёх пальцев, грозно вращая глазами, заявил.
— Только попробуйте! Не, ну это ж надо такое предложить! Лично – голову оторву.Только попробуйте — пожарным багром отгонять буду. Она ж у меня под охраной, меня же посадят, ежели что.
Посмеялись и он, бурча ругательства под нос, ушёл в нести дежурство.

Читайте также:  Русская семья в деревенской бане

Мотуз сидел на своём табурете в полной расслабленности. Свою простынь он оставил в парилке, где постелил её на полках и потому красовался как Адам — в первозданном виде, потягивал пиво и улыбаясь то одному, то другому собеседнику. Настроение было прекрасное.
— Пора в парилку, — подал голос Сикорский, ближайший друг Мотуза.
Мотуз улыбнулся, кивнул.
— Идём – и поднялся…

Лейтенанты чуть не попадали со стульев, потому как раздался такой рёв, будто они находились вблизи стартовой площадки космодрома. Мотуз стоял к ним спиной, а к его голой заднице как будто приклеилась табуретка. Глянув на «чудо» пристальней, действительно попадали на пол – в прорези днища табурета виднелись два округлых шара, входящих в комплекс мужского достоинства.
Пока Мотуз голым задом расслаблялся на табурете, эти «шарики» по очереди тихо проскочили в прорезь, а когда он поднялся, накрепко заклинили отверстие. Не понимая, что происходит, Володя вертелся и ревел благим матом как самолёт на форсаже.
Уняв смех, Мотуза заставили сесть. Под всеобщее ликование, Сикорский лёг на пол, залез под табурет, как шофёр под машину и поочерёдно заправил оба внушительных яичка в злополучную прорезь табурета.
Рёв утих, отразившись эхом в автопарке.

В это время в баню ворвался Цурюпа.
— Не, ну какие же вы гады! Кто танк заводил.

С тех пор к лейтенанту Володе Мотузу прочно приклеилась кличка – Вова-танк.

Источник статьи: http://proza.ru/2011/05/04/162

🚿Банный день в армии. Парилка или обычный душ?

Банный день, во время моей службы был в четверг. Этот день, начинался всегда немного иначе, так как обычно уже с утра, мы не заправляли кровать как обычно.

Мы собирали все свое старое белье, складывали одеяло на конце кровати и повзводно сортировали на одной кроватке — наволочки, на одной — простыни.

Так же, в этот день я всегда чувствовал конец недели, вспоминал, что вот вроде бы еще недавно ходили в баню, а тут уже ровно неделя прошла. Да, да, в армии солдат моется всего один раз в неделю. В остальные же дни, он может лишь помыть руки, ноги, ну и максимум протереть немного тело с мылом и водой.

Еще небольшим плюсом в этот день было это отсутствие какой-либо рабочки до обеда так как готовились к бане, сдавали белье, старшина проверял наличие вещевого имущества и банных принадлежностей. В этот момент, пока роту проверяли в казарме, каптеры и еще несколько человек относили белье на склад, отчитывались по количеству и приносили чистое.

После этого, когда все дела кончились, приблизительно к 11 мы выдвигались в сторону бани. Обычно, дорога занимала приблизительно час, а то и немного больше. По прибытию в баню, старшина быстро загонял всех в помещение и так же быстро заставлял всех переодеваться. Там было очень не комфортно, так как людей много, вешалок мало, все толкаются и т.д.

Теперь о самой бане. Естественно, парилку с вениками там вам никто предоставлять не будет. Это просто общая душевая комната, где на помывку выделяется около 10 минут, из-за чего постоять под душем и покайфовать не получится. После того, как все разделись, наряд по бане принимает грязную нателку, санитарный инструктор проводит телесный осмотр, после чего можно спокойно зайти в душ.

После завершения водных процедур, все так же быстро берут чистое белье, собираются и выходят строится на улицу. Приятным моментом, помимо самой помывки, это наличие маленького магазинчика или по-армейски «чипок» возле самой бани, в котором ИНОГДА нам разрешали что-то себе купить, но все зависело от наличия косяков во время недели. Там мы обычно закупали себе различные сладости(вафли, кексы, сок рулеты и т.д.), кто-то умудрялся купить и прятать все это, чтобы потом втихушку скушать после отбоя.

Тем самым, банный день был одним из легких дней из-за отсутствия какой-либо рабочки, а так же приятным завершением в виде возможности насладится вкусной сладостью.

В целом хочу резюмировать все вышесказанное. Банный день, один из лучших дней в недели солдата, предоставляющий много плюсов, одним из которых, разумеется является чистое тело и свежая постель.

Подписывайтесь на канал, если хотите еще больше узнать про армию и в целом про все тонкости армейской жизни. Впереди будет еще больше интересной информации!!

А так же просьба поделиться, что же Вам запомнилось в годы армейской жизни.

Читайте также:  О чем говорят женщины в бане

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/5c97b15c2290da00b273458e/bannyi-den-v-armii-parilka-ili-obychnyi-dush-5d6c8ac8cfcc8600ac387602

Идите в баню

Как выяснил корреспондент «РГ», речь идет о внесении изменений в три нормативно-правовых акта — Устав внутренней службы, Дисциплинарный устав и Устав гарнизонной и караульной служб. Эти документы утверждены президентом страны, и самостоятельно корректировать их в минобороны не имеют право. Поэтому генералы разработали проект соответствующего указа главы государства.

Уточним сразу — кардинальных перемен в солдатской жизни он не предусматривает. А вот кое-какие казарменно-бытовые новации закрепляет. Например, в действующей редакции Устава внутренней службы сказано, что заместитель командира полка по тылу обязан обеспечивать банно-прачечное обслуживание подразделений. До недавнего времени это выглядело так. Раз в неделю личный состав водили в баню, и у солдат меняли нательное и постельное белье. Сергей Шойгу посчитал десятилетиями царившую в гарнизонах практику анахронизмом и распорядился установить в каждой казарме душевую комнату и купить солдатам пылесосы. Кое-где в казармах появились даже стиральные машины. Строго говоря, теперь бойцам никто не мешает мыться хоть каждый день и с той же периодичностью приводить в порядок, к примеру, свои носки. В отредактированном уставе эти процедуры будут именоваться «помывкой военнослужащих и стиркой вещевого имущества».

Однако армия не была бы армией без жесткой регламентации всего и вся. Так называемая помывка солдат тоже попала под эти правила. В откорректированном уставе командирам приказали, чтобы под душ их солдаты ходили не реже двух раз в неделю, и с той же периодичностью у них меняли белье, полотенца и носки. Исключение сделают лишь для военнослужащих, постоянно работающих с техникой и вооружением, в частности, механиков — водителей боевых машин. Им мыться разрешат по мере необходимости. А офицеры проследят, чтобы личный состав был обеспечен мочалками, мылом и банными полотенцами. Командирам же придется инструктировать лиц, ответственных за чистоту солдатских тел. Речь, по-видимому, идет о старшинах подразделений.

Демократизация казарменной жизни доберется и до прикроватных тумбочек рядовых и сержантов. Вот новый список того, что будет разрешено там хранить — туалетные, бритвенные и принадлежности для помывки, чистки одежды и обуви, носовые платки, подворотнички и другие мелкие предметы личного пользования, а также книги, уставы, фотоальбомы, тетради и другие письменные принадлежности.

Отдельно в проекте указа прописано все, что связано с гигиеническими процедурами, положенными военным арестантам. Тут перемены в солдатской жизни тоже налицо. Это касается и помывки узников гауптвахты (не реже двух раз в неделю), и смены их белья, и перечня вещей, которые проштрафившимся служивым разрешат держать в камере. Список таких предметов практически не отличается от содержимого тумбочки в обычной казарме.

Источник статьи: http://rg.ru/2014/08/13/gigiena-site.html

Как мылись русские солдаты в Чечне

Обещал ведь рассказывать любопытные истории из прошлого, а слово надо держать. Вышло так, что в начале двухтысячных годов я в качестве солдата-срочника проходил службу в Чечне, в посёлке Ханкала. Впоследствии написал об этом повесть под названием «Узел связи», которую опубликовал замечательный журнал «Урал». В ней я отошёл от обычных клише военной литературы, и вместо того, чтобы описывать взрывы и убийства, сосредоточился на бытовой жизни солдат. О том, что ели, как мылись, как общались друг с другом, о дедовщине, наконец. Это интересно не только с исторической, но и с бытовой точки зрения. Наша военная группировка располагалась посреди чистого поля, вода, тепло, чистое бельё — всё, что нам привычно в жизни, было большой роскошью.

И вот один такой отрывок из моей повести — о том, как устроена была у нас баня:

«Расскажу ещё о том, как мы тут моемся. Как в поговорке — кто о чём, а вшивый о бане. Собственно, баня у нас появилась около полугода назад, её построил один из прежних начальников узла майор Казырин. Его до сих пор всё подразделение вспоминает с каким-то благоговением. Она представляет собой узенькую землянку с деревянными стенами, печкой, на которой в двух огромных чанах постоянно кипятится вода, и железным мангалом в углу. Распоряжается там маленький, толстенький и чистенький банщик Ефимов, которого страшно ненавидят солдаты и который очень хорошо устроился в бане и даже, кажется, спит у себя на рабочем месте. Это и неудивительно, думаю, за один свежий и цветуще-розовый вид ему в нашей палатке устроили бы тёмную. Впрочем, многие к нему, напротив, подлизываются, видимо, надеясь по дружбе как-нибудь вне очереди помыться.

Помню я первый свой поход в баню. Вообще, мы обычно мылись раз в полмесяца, но в этот раз банный день объявили на неделю раньше. Слух о бане ещё за три дня разнёсся по казарме, и солдаты радовались, как дети, — шутили, хлопали друг друга по плечу и чуть не бросались обниматься. Меня всё это очень рассмешило. В части баня была довольно рядовым событием, которое можно было иногда и пропустить. Эх, не знал я тогда ещё, что такое наша нынешняя грязь. В назначенный день нас построили, выдали каждому по небольшому куску мыла, мочалке, а также по крохотному, размером чуть не с платок, полотенцу и повели мыться. На входе в баню нас встречал улыбающийся Ефимов и раздавал каждому по два ушата — один почему-то пустой, предназначения которого я сначала не понял, а другой — наполненный тёплой водой. Раздевшись в прихожей с земляным полом, мы вступили в саму парилку — обитую нетёсаной доской комнатку размером четыре на четыре метра. Ефимов, важно вошедший после нас, с какой-то торжественностью, действительно подходящей к случаю, плеснул на раскалённые камни воды, так что всё помещение мгновенно заволок густой молочный пар, и подбросил вязанку дров в печь. Солдаты как будто ждали, пока температура поднимется как можно выше, и, едва воздух раскалился до того, что в помещении стало почти невыносимо дышать, принялись быстро и энергично мыться. Странно было взглянуть на эту картину — все орут, кричат, трут друг другу спины, сквозь густой пар так и мелькают грязные локти, бритые затылки и расчёсанные из-за вшей бока. В раскалённом воздухе разлился терпкий до горечи запах сгущённого пота, поднявшегося от двух десятков немытых тел.

Читайте также:  Как защитить ногти в бане

Взяв шайку, я зачерпнул из своего таза воды и тоже стал мыться так, как моются в обычной бане, поливая себе голову и плечи. Но тут же заметил, что на меня все смотрят с удивлением.

— Воду береги! — крикнул мне кто-то.

— У тебя папа водовоз, что ли?

— Мойся нормально, «бэтеров» по всей казарме разводить будешь! — прибавил ещё какой-то злой голос.

Я совсем растерялся и не знал бы, что делать, если бы меня не выручил Иванов. Подойдя ко мне, он показал мне, как надо мыться. Солдаты делают так — мочалка только чуть-чуть окунается в воду, а затем очень сильно натирается мылом, на что иногда уходит весь кусок за раз. Затем ею бережно и аккуратно обтирается всё тело. После этого мыльную густую пену осторожно смывают с себя водой, которую понемногу заплёскивают в ладонь из тазика. При этом надо стоять во втором тазу, куда стекает грязная вода — «второгрязь», как её называют. Эту воду берегут не просто так — в ней после собственной помывки стирают и обмундирование. К сожалению, в первый раз я упустил этот момент из виду и только после заметил, что солдаты все пришли с так называемой подменкой — очень рваной и ветхой, списанной формой, в которой ходят, пока после стирки сохнет основной комплект одежды. Впрочем, моя «второгрязь» не пропала — её у меня выпросил Шейкин, и, как только я поставил перед ним таз, он, очень довольный, погрузил туда свой китель. Вода, и так мутная, почти мгновенно буквально почернела и чуть не загустела. Я такое видел и после, стирая уже свою форму.

И всё-таки баня очень помогала бы нам, если бы можно было ходить в неё почаще. Но, к сожалению, это невозможно. Во-первых, в группировке очень мало воды, которую экономят как драгоценность, а во-вторых, нашу баню полюбили генералы и прочие важные штабные сановники. Банный день для солдат — каждые две недели, для женщин и офицеров (в две разные смены) — каждую пятницу. В остальное же время в бане сидят эти господа. Говорят, даже Сомов возражал против их частых визитов, но его, разумеется, послали куда подальше. У них, кстати, есть даже душевые в их собственном штабе, но в баньке-то, очевидно, им приятнее попариться. Так сказать, экзотика и разнообразие. Там же они и пьют, а иногда, говорят, и женщин приводят».

Друзья, рад вас видеть! Подписывайтесь на мой блог, будет много интересного!

Также приглашаю ознакомиться с моим романом «Хватит!» Это увлекательный детектив с множеством захватывающих сюжетных поворотов и неожиданной развязкой.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/mbpolyakov/kak-mylis-russkie-soldaty-v-chechne-5a70716d77d0e65ba89b289d

Adblock
detector