Меню

Ты приходи ко мне баню по белому

Гл. 5 Банька по белому

В первых главах рассказывалось, как Георгий, молодой вдовец приехал начинать новую жизнь в родной маленький городок, где согласился стать крестным отцом свой очень-очень дальней родственницы Ксении. Вера, двоюродная тетка Григория и крестная мама Ксении решила доверить ему воспитание крестницы.
***
В субботу с утра ветер налетел, разбрасывая снежную крупу. Ближе к обеду, успокоившись, улетел в дальние края, оставив пушистые снежинки падать.

Стараниями Георгия, Кирилла, мужа Веры, положили под капельницу из-за приступа панкреатита. Хирург не дал никаких гарантий, но обещал сделать все, что нужно.
Ну, а Ксению крестные готовили к причастию.
– Таинство Святого причастия очень необходимо и важно для души! – Рассказывала Вера. – Без него душа, как человек без еды. Ксения, когда человек верующий он старается делать все правильно, и ему помощником в этом станут духовный наставник, наш батюшка и крестные. Тогда мы поведем тебя по жизни в правильном направлении!
«Плохо только, что направляют и ведут с помощью розог!» – Думала девушка.
В церкви они исповедались, причастились, и воцерковление Ксении теперь было почти завершено. Почти потому, что Вера очень хотела разделить с крестным ответственность за воспитание девушки.

– Мне мама говорила, что дым в бане целебен, и обладает свойством дезинфицировать все, находилось внутри. В такой бане никогда не подхватишь грибка, и в ней нет плесени!
– Ксения, баню топить – целое искусство. – Вера взялась за дело основательно. – Если нарушить процесс, то чего-то хорошего от бани ждать бесполезно: ни пара лёгкого, ни духа бодрого.
«Для кого бодрый дух, а для кого и прутья в котел с водой положили!» – Ксения, помогая Вере таскать дрова для бани, чувствовала, как снежинки покалывают, оседая на лице и руках, начиная таять и приятно холодить. Солнце ушло по-зимнему рано, земля, и воздух, и небо слились в серое, снежинки, шурша кружились в вальсе ложась на землю нескончаемым потоком.

В баньку отправились втроем.

– Сколько людей угорело по недогляду! – баню тетя Вера вытопила жарко, со знанием дела. – Меня баню по-черному топить еще дед учил! А у тебя, кум, баня белая!
– Здорово в баньке попариться. А, особенно приятно, когда на улице мороз, снег искрится. – согласился Георгий. – Баня – это что-то! Но в Петербурге я уже и отвык!
Поначалу в предбаннике девушка стеснялась, потом перекрестилась, отошла в угол, и, повернувшись спиной, разделась, оставив только серебряный нательный крестик на шнурке. Георгий, глядя на раздевающуюся Ксению, увидел упругую попочку, стройные ножки, которые заканчивались не очень большими округлыми и выпуклыми полушариями
– Скромница наша, – Вера разделась спокойно, считая, что крестного, да еще и врача стесняться нечего. – А я еще как?
– Хороша! Высокая, грудь не меньше четвертого.
– Одну дочь замуж отдала, сынок в армии служит! А я еще сама ох какая. В глазах Веры появилась поволока, – был у меня мужик у меня как мужик, а теперь нет от него прока ни днем, ни ночью! Только в баньке им чувствуешь себя женщиной, пропаришься, нырнешь в сугроб, тогда понимаешь, что душой и телом с мы тут, с природой, мы ее частичка!
«Тело человека отражает его характер. – Подумал Георгий. – Это аксиома, которая не нуждается в доказательствах! Вера женщина с сильным характером, а Ксения. В тело еще не вошла, а характер чувствуется! А Кирилл хиловат!»

«Господи, прости меня грешную! Впрочем большого греха в купании в бане нет! В церкви меня видело много народу, а тут всего двое и те крестные!» – Девушка старалась уловить смысл слов Веры при чем тут зима и баня и купание голой в сугробе для единения с природой.
Она почувствовала, как взгляд крестного скользил по ней, стараясь не упустить ни одной детали. А она, благо в бане генералов нет и все равны, продолжала изучать его. Иногда их глаза встречались.
Ксения проскользнула в мыльню первой. Георгий посмотрел на обнаженную девушку и сглотнул. Мокрая крестница была прехорошенькой.
– Ну, ты не забыл у себя в городе, как надо париться? На полок постели полотенце! Попу сожжешь!

Читайте также:  Перегородка из бруса в срубе бани

Жар был женский, но ровный и душистый. Градусов восемьдесят, или меньше прикинул Георгий.
– Вот что вы со мной делаете? Я была скромной, застенчивой девушкой, а потом меня голой в купель, и теперь парюсь тут с вами, тоже голая! – Ксения поначалу пыталась прикрываться веником, потом легла на полок и позволила Георгию себя пропарить сзади и спереди. – Крестный ты хоть потрешь мне спинку?
– Потру! А сейчас давай, остынь в сугробе! – приказал Георгий, – явно перегрелась!
– Ух ты! – Девушка осторожно наступила, наступила голой ногой на пушистый снег. – Кусается!

Ксении, показалось, что снег перестал падать, в она сиганула в искрящийся сугроб, обтекая распаренное в парной тело, охлаждая его. Девушка замерла, скованная необычным состоянием. Снежинки легко разлетаются, не успев уплотниться.
Захотелось обратно в жаркую баню, сугроб разваленный жарким телом потерял нетронутую искрящуюся красоту. Вся ее квелость пошла после купания в снегу.
Выскочив из парилки вслед за Ксенией в соседний сугроб и глядя на торжество зимы, Георгий почувствовал, как тело стало лёгким, невесомым.
Вера выскочила в сугроб последней, купаясь в снегу, она ухала от удовольствия.

– Ух, тело как на иголках! Хлопья снега во рту круто, но квас круче! – Ксения вытиралась и отпаивалась квасом. – Папа крестный, а я тебе хоть чуть-чуть понравилась? Мой окрещенный одноклассник все глаза на меня в церкви проглядел!
В этот момент Ксения забыла, что ее ждет после бани.
– Ты скоро станешь настоящей красавицей! – Георгий при этом не кривил душой.
После бани у всех осталось ощущение свершившегося чуда.
– На улице не лето! Одеваемся, как следует. – Командовала тетя Вера и ей никто перечить не стал.

– А теперь ко мне в дом! – Распорядился Георгий. – Пирогов не обещаю, но сбитень, кекс в мультиварке, и плов я приготовил. Отметим нашу субботнюю баньку.
– Отметим и не только! – Ухмыльнулась Вера и вынула из банного бачка несколько сочных красных прутьев.

– А это мне на сладкое! – Отреагировала Ксения.
А потом сразу притихла, стала смотреть в одну точку. На ее прекрасные глаза навернулись слезы. Как и все дети, она наивно до последней минуты верила, что наказание не состоится.

Источник статьи: http://proza.ru/2019/01/23/1859

Владимир Высоцкий — Банька по-белому (текст песни)

Протопи ты мне баньку, хозяюшка,
Раскалю я себя, распалю,
На полоке, у самого краюшка,
Я сомненья в себе истреблю.

Разомлею я до неприличности,
Ковш холодный — и все позади.
И наколка времен культа личности
Засинеет на левой груди.

Протопи ты мне баньку по-белому —
Я от белого свету отвык.
Угорю я, и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык.

Сколько веры и лесу повалено,
Сколь изведано горя и трасс,
А на левой груди — профиль Сталина,
А на правой — Маринка анфас.

Эх, за веру мою беззаветную
Сколько лет отдыхал я в раю!
Променял я на жизнь беспросветную
Несусветную глупость мою.

Протопи ты мне баньку по-белому —
Я от белого свету отвык.
Угорю я, и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык.

Вспоминаю, как утречком раненько
Брату крикнуть успел: Пособи!
И меня два красивых охранника
Повезли из Сибири в Сибирь.

А потом на карьере ли, в топи ли,
Наглотавшись слезы и сырца,
Ближе к сердцу кололи мы профили
Чтоб он слышал, как рвутся сердца.

Протопи ты мне баньку по-белому —
Я от белого свету отвык.
Угорю я, и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык.

Ох, знобит от рассказа дотошного,
Пар мне мысли прогнал от ума.
Из тумана холодного прошлого
Окунаюсь в горячий туман.

Застучали мне мысли под темечком,
Получилось — я зря им клеймен,
И хлещу я березовым веничком
По наследию мрачных времен.

Читайте также:  Баня ниже уровня земли

Протопи ты мне баньку по-белому —
Я от белого свету отвык.
Угорю я, и мне, угорелому,
Пар горячий развяжет язык.

Источник статьи: http://www.beesona.ru/songs/vladimir_visotskiy/banka_po-belomu.php

приходи ко мне за баню -2

Данная пародия «Приходи ко мне за баню»! получила живой отклик в виде ЭКСПРОМТОВ. Все их можно увидеть на страницах авторов,но ссылки не работают и я публикую их здесь в порядке поступления.

ЗА БАНЮ,ЧТОБ ОТБАРАБАНИТЬ!
.
Людмила Дубинская

Сто раз никчемное :»ХОЧУ!»
Хотеть бы, милый, научился.
Я недалеких не учу.
Ко мне идя, хотя б побрился.
Погладил утюжком штаны.
Я от тебя, мой друг, не скрою
Следы слюней на них видны,
Того, кто стал давно изгоем.
Что гладить попусту пиджак
Своею ласковой рукою.
На нем прилипший «Доширак»
С его нелегкою судьбою.
Ты говоришь невнятно так.
«Зачем сходить должна за баню?»
На букву «М», скажу, чудак.
Меня решил отбарабанить!
Ты водки столько не купил,
Чтоб разрешила доступ к телу.
Смотри, ширинку твой открыл.
Покушать, видно, захотел он.
Изгой, а тянется к огню.
Как вижу я, он — парень смелый.
Кричит: «Подайте мне ЕЮ.
МЕНЮ? Мурашки вновь по телу.
Как совращает, мать твою.
За баню я пойти созрела.
_________________________________________

Фомин Сергей Леонид

Решил я Тоже на ночь сдаться,
(Вдруг, что не так — попарюсь в бане)
Помять (есть ЧТО. ), поприжиматься
В любовном сгинуть океане.

Иду — народу прибывает?
Видать приспичило помыться.
Хотя так ночью не бывает,
Да мало ль что могло случиться.

Толпа, тем временем — за баню,
Гляжу и список появился,
Не знаю, кто там «тарабанил»?,
Я лично парился и мылся.

Казанцев Игорь Юрьевич

Поля, Шары… вот это груди!
Мечта поэтов без прелюдий!
Просторы и Аэростаты.
Не повод для мужской простаты.

Аэронавты на гондолах…
Полей воздушные просторы…
«Отбарабанить» и измять?!
Летать, лелеять, покорять.

ХОЧУ СТРАШНО
Вулпекула

Хочу к тебе в кутузку, Рая!
Возьми, мне без грудей — не жизнь!
Я ж постепенно умираю,
А как бы мог, ого — держись!
Измять изгиб щекой колючей,
И отдрочить, рукой пока,
Лоснится кожа вдоль уключин
И не дают уснуть бока
Ты взгляд оставила случайно
В районе, где-то пиджака
Я стал пьянюч необычайно
От дедовскОго первака
Ещё ты плечи оголила,
Ну ё-моё, ну что за нах
Или ты, сука, позабыла,
Что я потомственный монах
Мне на кону абзац похоже,
И светят свечи на вокзал,
Я ж в плен хотел, а ты по роже,
Ну и прощай, я всё сказал!

Ловлю твой взгляд на пиджаке.
А взгляд скользит все ниже, ниже.
Ах! Не смотри так на штаны,
Но ты подходишь ближе, ближе.
Ты оголила плечи, грудь,
Сняла последнее бельишко.
Хочу измять твоих грудей,
Щекой колючей прижиматься.
Но есть дела , кОны, обзацы.
Хочу в твой плен . Но вот беда-то:
КОны, обзацы мне вредят.
Перехотел мой орган нижний.
И так всю жизнь прокуковал!
Ниразу сисек не коснулся.
Вдыхал парфюм с лоснистой кожи
И орган нижний проклинал!

Я как-то в ночь из дома вышел,
От нетерпения дрожа.
Вдруг захотел тебя! На крыше,
Поверх шестого этажа.

По небу тучи, словно кони,
Неслись на во мглу, в тартарары.
Пожалуй, лучше на балконе
Измять грудей твоих шары.

Сильнее, чем тобой, едва ли
Я буду кем-то восхищён!
А если в лифте? А в подвале?
А, может, где-нибудь ешё?

Мне два часа тебя хотелось!
Дрожал от страсти, сам не свой.
Но ты вздохнула и оделась.
И понял я — пора домой.

Источник статьи: http://stihi.ru/2012/10/09/8165

Цитаты и диалоги из новогоднего фильма “Ирония судьбы, или С легким паром!”

Если вы любите женщину, вы должны доверять ей.

Я вам не доверяю! У меня там ценный веник!

Господи, как скучно мы живем! В нас пропал дух авантюризма! Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам, мы перестали делать большие хорошие глупости.

— Знаешь, когда люди поют?
— Когда нет слуха и голоса?
— Когда они счастливы.

Пить надо меньше! Надо меньше пить!

— Понимаете, каждый год 31 декабря мы с друзьями ходим в баню. Это у нас такая традиция.

— Куда вы меня несёте?
— Навстречу твоему счастью!

— Я люблю тебя. Хочу, чтоб ты стала моей женой.
— Но я же вечно буду мелькать у тебя перед глазами.
— Мелькай. Мне этого очень хочется.

Нашлись добрые люди. Подогрели, обобрали. То есть подобрали, обогрели.

Давай с тобой взвесимся на брудершафт.

— Мы не будем полагаться на случай. Мы пойдем простым логическим путем.
— Пойдем вместе.

— Он у тебя в постели, но он не знает, как тебя зовут? Прекрасно!

На правду нельзя обижаться, даже если она горькая.

— Расскажи, как вы познакомились.
— Это целая история! Она пришла ко мне в поликлинику.
— А она что, больная, да?

Какая гадость эта ваша заливная рыба!

Новогодняя ночь кончилась, и всё встаёт на свои места.

— Ты мне руку сломаешь!
— Сам сломаю, сам и починю.

— Мама-а!
— Мама ушла!
— Чья мама ушла?
— По счастью, у нас с вами разные мамы.
— И они, мамы, обе ушли.

И ширму нашу фамильную умыкнули.

Такие, как вы, всегда правы, во всём, потому что живёте как положено, как предписано, но в этом и ваша слабость — вы не способны на безумство, великое вам не по плечу, а жизнь нельзя подогнать под вымеренную схему.

Ну что вы меня всё время роняете.

За такой короткий срок старое разрушить можно, а создать новое — очень трудно.

— Это вы Ипполита окатили? Он сейчас шел весь мокрый!
— Это он мокрый от слез.

— А все-таки у нас с вами самые замечательные профессии, самые нужные!
— Судя по зарплате — нет.

На Тихорецкую состав отправится.
Вагончик тронется — перрон останется.
Стена кирпичная, часы вокзальные,
Платочки белые, платочки белые, платочки белые.
Платочки белые — глаза печальные.

— Да и бельишко у вас, как я успел заметить, не по сезону. Схватите воспаление лёгких и ага.
— Что «ага»?
— Летальный исход.
— А у вас ботиночки на тонкой подошве, так что умрём рядом.

— Ну хорошо, предположим, вы не помните, как попали в самолёт. Но как вы вышли оттуда, вы должны были помнить.
— П-помнить д-должен. но я не п-помню.

— У неё удивительное имя. Надя.
— И главное — редкое.

— Ну вообще неслыханно, ребята! Доктор отказывается пить за здоровье!

— Галечка там, в Москве, а я на полу в Ленинграде?

Ещё одно слово — и следующая тарелка полетит вам в голову!

— Ну скажи что-нибудь, ты же у нас самый сообразительный.
— Я могу сказать только, что один из них Женя.

Как я мог ошибиться, я же никогда не пьянею!

Когда делают предложение одной женщине, не вспоминают про другую.

— Ну что вы делаете?
— Ухожу.
— Вы же ищете предлог, чтобы остаться.
— Ищу. Не нахожу.
— А я не могу найти предлог, чтоб вас задержать. Что делать?

— А почему мама поставила чужие тарелки.
— Наконец-то, вы начинаете прозревать.
— А чего тут прозревать-то? Значит, вы вошли, переставили мебель, поменяли тарелки. А куда вы дели мою люстру?!
— Отвезла в комиссионку!
— Зачем.

— Мама, почему ты сидишь в коридоре?
— Сторожу преступника. А он меня песнями развлекает.

У меня такое ощущение, что за эту ночь мы прожили целую жизнь.

Дорог о й, даже моему ангельскому терпению приходит конец.

Оркестр гремит басами,
Трубач выдувает медь,
Думайте сами, решайте сами —
Иметь или не иметь.

— Надо уметь сдерживать свои чувства.
— Зачем? Не слишком ли часто мы в жизни сдерживаемся?

Поете вы действительно прекрасно, а вот готовить вы не умеете.

Зачем вы пошли в баню? У вас что, дома ванной нет?

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/quotes_and_aphorisms/citaty-i-dialogi-iz-novogodnego-filma-ironiia-sudby-ili-s-legkim-parom-5f993c1173193b2ea3f7e742