Меню

А нам в бане лыжи

Варианты «Зарисовка о Париже»

Вариант 1 припева:

А в общем, Ваня, Ваня, Ваня, Ваня,
мы с тобой в Париже
Нужны — как. в это. в русской бане
лыжи!

Все эмигранты здесь второго поколенья —
От них сплошные недоразуменья:
Они всё путают — и имя, и названья, —
И ты бы, Ваня, у них был — «Ванья».

Вот, в общем, Ваня, Ваня, Ваня, Ваня,
мы с тобой в Париже
Нужны — как в русской бане
лыжи!

Варианты 3 куплета:

Я сам завёл с француженкою шашни,
Мои друзья теперь — и Пьер, и Жан.
И вот уже плевал я, Ваня, с Эйфелевой башни
На головы беспечных парижан!

Я сам завёл с француженкою шашни,
Мои друзья теперь — и Пьер, и Жан.
И вот плевал я с Эйфелевой башни
На головы беспечных парижан!

А я завёл с француженкою шашни,
Мои друзья теперь — и Пьер, и Жан.
И вот плюю я с Эйфелевой башни
На головы беспечных парижан!

Я сам завёл с француженкою шашни,
Мои друзья теперь — и Пьер, и Жан.
И уже плевал я, Ваня, с Эйфелевой башни
На головы беспечных парижан!

После 3 куплета исполнялось:

Ну, в общем, Ваня, Ваня, Ваня, Ваня,
мы с тобой в Париже
Нужны — как в бане
пассатижи.

Варианты 4 куплета:

Проникновенье наше по планете
Теперь особенно заметно вдалеке:
В общественном парижском туалете
Есть надписи на русском языке!

Проникновенье наше по планете
Особенно приятно вдалеке:
В общественном парижском туалете
Есть надписи на русском языке!

После 4 куплета исполнялось:

А в общем, Ваня, Ваня,
мы с тобой в Париже
Нужны — как в бане
пассатижи.

Ну, в общем, Ваня, Ваня, Ваня, Ваня,
мы с тобой в Париже
Нужны — как в бане
пассатижи.

Источник статьи: http://vysotskiy-lit.ru/vysotskiy/stihi-varianty/299.htm

Как в русской бане лыжи

Зачем нам нужны дипломы о высшем образовании с постоянным «перерасчётом оценок»

Совсем не секрет, что в нынешнее время российскую систему управления уютно обжил клан «эффективных менеджеров», многие из которых получили образование на западе, ориентированы на запад, увлечены преобразованием общества по западным лекалам. Как известно, благими намерениями вымощена дорога в преисподнюю. Тягу к усовершенствованию «оптимизаторов» сложно остановить. Всё они знают, умеют, могут обосновать, углубить, расширить, возвысить, оптимизировать и рационализировать. Как же мы, сирые да убогие, без их ценных руководящих указаний жили раньше? Не представляем даже.

Наша система образования, как средней, так и высшей школы, пережила уже не одну волну радикальных реформ. Чего стоят одни только ОГЭ и ЕГЭ! Теперь уже совершенно ясно, что качество знаний российских школьников с их введением не только не выросло, но и, увы, резко снизилось. Выпускные классы только и тренируются в выполнении тестовых заданий, а до реальных знаний молодого поколения никому и дела нет. Так и в «вышке»: ни «многоуровневая система», ни «укрупнение специальностей, кафедр и университетов», ни попытки «индивидуализации учебных планов и траекторий обучения» нисколько не улучшили в России уровень образования высшего. Казалось бы, всё уже давно изменили и отреформировали, но нет: остались дипломы об окончании ВУЗов. И здесь, по мнению наших преобразователей, тоже необходима реформа.

Сказано. У дипломов в России может появиться «срок годности», заявил высокопоставленный рационализатор.

Специальный представитель Президента России по цифровому и технологическому развитию Дмитрий Николаевич Песков (не путать с Дмитрием Сергеевичем Песковым, пресс-секретарём Президента! – Авторы) в ходе лекции для образовательного интенсива «Архипелаг 20.35» раскритиковал сложившуюся практику выдачи дипломов о высшем образовании. По его словам, выдача дипломов «на всю оставшуюся жизнь» в современном мире — это абсурд, который, тем не менее, пока является правилом. «Кто вам сказал, что (выпускник — Авторы) не забыл 95 процентов того, что он там на самом деле изучил?» — заметил чиновник.

Песков считает, что дипломы о высшем образовании, конечно, останутся на следующем этапе развития высшей школы, но они могут быть преобразованы в «дипломы по требованию», т.е. у дипломов может появиться своеобразный «срок годности» — период, на который они являются актуальными и действительными.

«Дипломы не могут быть замещены на профили компетенций и портфолио. Они должны будут мигрировать в формат «диплом по требованию», который показывает актуальное состояние ваших знаний и компетенций», — сказал спецпредставитель Президента.

Д.Н.Песков отметил, что одним из важных требований к системе высшего образования в ближайшие годы станет высокая скорость разработки программ обучения. Эти программы должны будут максимально удовлетворять требованиям рынка труда, а также быть нацеленными на подготовку команд профессионалов, а не отдельных специалистов, сообщило ИА REGNUM.

В целом, спецпредставитель считает, « в будущем ВУЗы должны не образовывать человека, а преобразовывать его».

Итак, Д.Н. Песков назвал абсурдным то, что сейчас в стране дипломы выдают на всю жизнь. В документах нового типа должен отображаться срок, в течение которого они имеют силу. Так поняли мы (и большинство россиян).

Что вы, я вовсе не это имел в виду. Спохватившись, что произнёс лишнее, высокопоставленный цифровой рационализатор начал, что называется, «переобуваться в полёте». Чиновник разъяснил свою позицию. Страхи россиян потерять подтверждение факта высшего образования из-за предложенного перехода к так называемым дипломам по требованию не обоснованны, заявил он «Известиям» в понедельник, 9 ноября.

База данных российских выпускников будет окончательно сформирована до 2023 г. Потенциальное внедрение «диплома по требованию», к которому в системе образования могут прийти в мире (не только в России) в ближайшее десятилетие, вовсе не означает отмену высшего образования как такового и выдачу диплома выпускнику, заверил Д. Песков. По его словам, это лишь дает возможность, например, улучшить свою квалификацию по тому или иному предмету и внести правки в диплом, который будет иметь электронный вид.

Создание цифрового диплома является частью утвержденной уже два года назад программы «Современная образовательная цифровая среда» как части национального проекта «Образование», напомнил Песков. Для самого человека система «перерасчёта оценок» крайне выгодна, считает Дмитрий Николаевич.

«Предположим, человек учил в институте какой-то конкретный язык программирования, например, С++», — пояснил Песков. В дипломе при этом у него «удовлетворительно». «Человек пошел искать работу, прошел курсы и теперь знает С++ на «отлично». Данный факт можно внести в диплом, и появится больше шансов устроиться на желаемую работу с хорошей зарплатой», — продолжил он.

По словам Пескова, в электронном дипломе «оценки» человека по специальности будут обновляться (при этих словах российские бюрократы и коррупционеры, видимо, заметно оживились). При этом инициативы по отмене дипломов или их замене не выдвигалось, она даже не обсуждается. Факт получения диплома и актуальность знаний и инструментов, которые в нем содержатся, надо разделить , уверен он.

«Даже через 10 лет не предполагается, я такого не вижу, что необходимо переподтверждать факт того, что вы, например, являетесь выпускником МГУ 1989 года», — «успокоил» всех спецпредставитель.

Ранее чиновник озвучил «секрет» победы над бедностью. Проблему бедности можно победить, однако для этого нужно предоставить доступ в интернет максимально широкому кругу людей и создать в сети инфраструктуру для электронного взаимодействия с каждым человеком. «Здесь надо понимать одну простую вещь — самое бедное население — оно одновременно наименее оцифрованное. Это то население, у которого меньше всего доступ в интернет — раз, и которое меньше всего стремится попасть в интернет», — пояснил он на онлайн-конференции Data DebatЫ. Подобная модель, уверен эксперт, наиболее эффективна, чем единоразовая раздача денег.

Блажен, кто верует?

Мнение «дорогих россиян». Мнения в комментариях ожидаемы. Чаще всего: « Сколько будет стоить подтверждение? Учителя, которые каждый год подтверждают квалификацию, теперь ещё и диплом будут обязаны подтвердить? Врачи также?»; «А аттестат зрелости об окончании средней школы на всю жизнь тоже не годится?»; «Для обычного гражданина, получить высшее образование — это большой труд плюс значительное напряжение личных финансов». «А зачем тогда системы повышения квалификации? Парень не в курсе, что мы всю жизнь учимся и подтверждаем проф. знания на практике? Да и реформа образования довела до того, что с дипломом ВУЗов молодые специалисты выносят несравнимо меньше знаний в сравнении с выпускниками 30-летней давности. Опыт даёт практическая работа, знания дают старшие наставники на работе. Для того, чтобы бросать подобные заявления, начни с системы образования и ликвидируй взятки в вузах», — обращается Elena P. «То-то никто не стремится набирать выпускников ВУЗов. Как раз, когда диплом самый свежий и настоящий. А норовят всё взять со стажем 10−20 лет, когда, по мнению этого высокопоставленного специалиста по профессионализму, диплом уже никуда не годится. А работодатель должен не брать такого, а указывать ему на некомпетентность в связи с несвежестью диплома», — пишет Михаил С. «Почему водительское удостоверение выдаётся пожизненно? А ведь изменения в правила вносятся регулярно, но никто не проверяет знание водителя. Если работодатель заинтересован, то он сам работников направит на курсы повышения квалификации. Тем более в некоторых отраслях такие требования уже существуют. Врачи проходят переподготовку, педагоги. К чему огород городить?» — написал Evgeniy P.

Диплом об образовании, который уже получен, не может быть аннулирован, заявил RT первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин. «Диплом, который человек уже получил, аннулироваться не может. Это его реальное достижение. Другое дело, если человек меняет специальность, то, естественно, ему может потребоваться новый диплом или сертификат о повышении квалификации, переподготовке. Но это имеет место и сейчас», — заметил депутат. По мнению академика Международной академии педагогического образования Сергея Комкова: «Если сегодня поставить вопрос о том, что дипломы будут иметь определённые временные границы, и через некоторое время диплом теряет свою функциональную значимость, это означает, что на сегодня надо 80% всех педагогов, всех учителей просто уволить из школы. Они все получили дипломы более 10-15-20 лет назад».

Мнение авторов. Вначале вопрос к «цифровому преобразователю». В 1999 г. Вам была присвоена степень Master of Arts Манчестерского университета (Великобритания) по политическим наукам. Если уж начинать, начните с себя (тем более, это ведь не вакцину от вируса на себе испытывать). Данный титул, Дмитрий Николаевич, Вы в Манчестер поедете защищать? И в какой временной промежуток запланировали поездку? А то ведь 21 год прошёл, пора б и обновить знания. Мир ведь кардинально изменился. Заодно и с проблемой бедности населения разберётесь: она, ей-Богу, совершенно не по причине низкого уровня его цифровизации.

Теперь совет. Есть в медицине хороший принцип: «не навреди». Его и рекомендуем придерживаться сему государственному мужу, не внося в общественное сознание смуту своими «креативными заявлениями», совершенно оторванными от российской реальности. Не стоит заново «изобретать велосипед и колесо». Необходимо лишь рачительно расходовать государственные деньги, а не создавать на них новые стандарты (а следом, и новые структуры, обеспечивающие и поддерживающие вышеуказанные стандарты), которые, видимо, по Владимиру Высоцкому: «нужны – как в русской бане лыжи». Про очередной роскошный подарок российской бюрократии (и коррупции!) даже и говорить не будем.

Валерий Геннадьевич Медведь , полковник в отставке,

Сергей Александрович Доценко , подполковник запаса (преподаватель военного ВУЗа с 9-летним стажем), ветераны боевых действий

Источник статьи: http://ruskline.ru/news_rl/2020/11/11/kak_v_russkoi_bane_lyzhi

Как мы два дня ехали в баню на лыжах.

Я и Telo&Dusha – компаньоны по ряду проектов. Один из таких проектов – это небольшой журнальчик, который мы вот-вот собираемся начать издавать. Даже и не журнальчик, а скорее пока просто буклет, который будет содержать обзоры, посты, рассказы на интересную для нас тематику: алкогольный рынок, туризм и путешествия, гастрономия и т.п.

Наверное, что-нибудь всунем туда и о душе-теле… эзотерика там всякая, йога, цигун, психосоматика, тренинги, традиционные упоминание о скором конце света и что спасутся от гибели только наши подписчики и спонсоры… Еще я туда свои стихи нахаляву вставлю, коли сам же являюсь одним из редакторов и никто мне не сможет помешать в этой погоне за легкой возможностью хоть где-то напечататься самому. Ну, а если Telo&Dusha, как второй из редакторов, будет против, — тогда я в отместку зарублю какие-нибудь его собственные рассказы. В общем, договоримся… свои люди…

В общем, Vino&Club&Telo&Dusha – самое то, в плане идейно-смысловой кооперации… полное слияние самого необходимого для счастья…

С журналом «Путешественник», почившим в бозе, сравнивать наш будущий буклет – тем более его начальные черно-белые выпуски – даже не стоит, но что-то типа такого в результате нам и видится… только тематика будет более разносторонняя и – одновременно с этим – более целенаправленная… будем хвалить то, что достойно, и стараться по жестче ругать то, что достойному не соответствует (на основании профессиональной экспертизы, стратегии «тайных закупок» и т.п).

Ведь кроме «Лудинга», в самом нашем городе есть еще масса замечательных объектов и целей для наведения наших стратегических боеголовок (вы не о том сейчас подумали!)…

А пока мы даже название не придумали нашему буклету… но какое бы оно ни было, под самим названием вы увидите наши ник-неймы (Vino&Club и Telo&Dusha), по которым вы сразу поймете: «Ага! Так вот он, наконец, всеми долгожданный и замечательный буклет, гордость и слава эпистолярного жанра нации! Журнал героев Томска, не боящихся бичевать тьму, сражающихся за всеобщее просветление на рынке алкогольного и духовного развития, и остро нуждающихся в нашей братской финансовой поддержке, которую мы просто обязаны направлять на реквизиты (там будут указаны реквизиты, а пока мы их еще не придумали, V&C)»…

Читайте также:  Поддон деревянный для парилки

Но пока идет наработка материалов на первые выпуски, которые мы собираемся раскладывать по разным профильным учреждениям, магазинам, кафе, турфирмам, пока набираем спонсоров (кстати, вакансия «спонсор» всегда открыта!) и т.п., — куда-то ведь хочется помещать уже готовые статьи, иначе нереализованное авторское честолюбие реализуется психосоматическим зудом… Пусть не все статьи, но некоторые, которыми хочется поделиться с друзьями и коллегами… вот на «город» и выкладываем что-то из будущих материалов…

Природа возникновения этого поста именно в этом: я сейчас сидел и просматривал свой отчет 6-летней давности о нашем семейном 2х-дневном мартовском лыжном походе по тайге…

Итак, выкладываю после некоторой корректуры… За качество фотографий сразу прошу прощения, я ведь не знал тогда, что буду публиковать этот отчет, — и фотографии уже на 10 раз зажаты-пережаты…

Если вы читали мой рассказ «Пешком на Алтай», то уже знаете Андрея Соколова. Именно он когда-то посоветовал мне сходить с семьей на Байкал, а позже на Алтай. Тем самым, цигунисты и йоги, которых я позже протащил по всем этим маршрутам, также обязаны ему — кто своим счастьем, а кто и, наоборот, горем, проклятиями и обещаниями никогда больше не посещать мои тренировочные лагеря…

Так вот, в этот четверг дернуло же меня сказать жене: «Весенние каникулы заканчиваются, а мы ничего важного не сделали. вот бы на выходные куда-нибудь рвануть».

Жена у меня на такие дела всегда готова, но вот куда поехать? В деревню? У нас никого там нет. В лес, в поход? Но с кем?

И вот тогда я и вспомнил о Соколове. Когда-то он говорил мне, что постоянно куда-нибудь ходит сам и водит с собой людей.

Я позвонил Андрею, и он мне ответил, что как раз на эти выходные администрация города (его департамент по туризму и молодежной политике) запланировал 2х-дневный поход на лыжах из Березкино в Головино, с ночёвкой в деревне «86-й квартал». Весь маршрут составляет примерно 34-36 км, проходить в день нужно по 15-18 км.

«У нас тут уже трава зеленая растет, — сначала подумал я, — какие лыжи, бредит он что ли?

Да, в Томске уже несколько недель стояла умеренная, но верная плюсовая погода, а однажды поднялась даже до +20, но, как сказал, Андрей, в тайге еще лежит снег.

Кроме того, в такие лыжные походы ходят на специальных лыжах – они имеют очень широкие полозья, чтобы не проваливаться в снег, и особые крепления, в которые можно залезть в обычной зимней обуви. Если же поверх этой обуви одеть непромокаемые бахилы на основе обычных резиновых галош, то никакая сырость вообще не страшна.

«Сколько будет участников?», — спросил я.
«Теперь нас двое», — ответил Андрей.

На самом деле, он нашел еще одного участника, истого последователя веданты – вегетарианца Славу, который ест только собственноручно приготовленный хлеб и масло, сделанное им лично по особой технологии: нужно добрыми мыслями, песнями и словами вдохновить священную корову подоиться самой, и по доброй воле одарить тебя необходимым сырьем.

Так что вместе со мной, Людой, Сонькой, Севкой и нашей собакой Цезарем — набралась вполне серьезная группа. (Нет, коровы с нами не было).

Кроме того, ожидалось, что к нам на маршруте присоединится другая группа, которая шла 4х-дневный маршрут Киреевск-Томск. Это уже была группа не чета нам, а настоящие профессионалы спортивных походов особой сложности, под руководством Тани Х.

В пятницу мы собирали рюкзаки, жарили курицу, в общем — принимали все меры, чтобы не остаться голодными и не замерзнуть в сибирской тайге.

В субботу утром мы приехали в «Центр Туризма» за лыжами. От «Центра», заказанный Андреем УАЗик, повез нас в Березкино.

В Березкино мы попрощались с водителем, которому Андрей, оценив опытным взглядом группу, сказал приехать за нами в Головино, хотя сначала предполагалось добираться самостоятельно до самого Томска.

На остановке, где УАЗик высадил нас, мы стали готовить лыжи. Вся их поверхность была шершавая, местами с зазубринами и трещинами, никто эти лыжи никогда не смолил. Наша задача была в том, чтобы затереть парафином все трещины и щели, потом поверх парафина натереть лыжи мазью на «плюсовую» температуру.

«Дело не в том, чтобы лыжи начали скользить, — наставлял нас Соколов, — сие невозможно. Но нам повезет, если к ним хотя бы не будет прилипать снег».

И я понемногу начал понимать, что этот поход не будет легким путешествием, ведь его идеолог и стратег всё тот же человек, что вот уже 4 года подряд придумывал нам для ежегодного «отдыха» то вершину Черского, то долину Ярлу, то перевал Каратюрек или Аккемский ледник .

Мы выдвинулись в путь очень поздно, только к часу дня закончив ремонтировать и подготавливать лыжи. Это натолкнуло меня на размышления…

Странно, — думал я, — вроде бы опыт походов уже есть, и всё равно почему-то не хватило организованности и предвидения, чтобы несмотря на отговоры сотрудников «Центра Туризма», взять лыжи домой еще в пятницу, и приготовиться к походу с вечера.

Кроме этого, разумеется, нужно было тоже самое посоветовать — обзвонив всех — остальным участникам похода, иначе какой смысл быть готовыми лишь самим, и всё равно потом ждать, когда себе отремонтируют лыжи все остальные.

Мне в походах интересны не только походы сами по себе, а еще и возможность учиться на таких мелочах и ошибках, развивая своё мышление.

Есть у меня давнее желание ходить всей семьей и с друзьями в более серьезные походы. Например, многонедельный переход по Дальнему Северу (лыжи, собаки и т.п.) от стойбища к стойбищу, чтобы познакомиться с реальной жизнью северных народов… или попробовать кочевую жизнь в степях Монголии. или переход через пустыню Сахару. Но, конечно, для таких путешествий уже нужен совсем другой уровень… и, очевидно, дело даже не в физической подготовке. скорее, тут просто необходим практический «полевой» опыт, понимание, быстрое тактическое и комплексное, многоплановое, стратегическое мышление. Дурак и недотепа, человек, неспособный на мгновенные и правильные решения, — погибнет сам, и погубит своих людей в таких экстремальных походах…

А вот в небольших походах можно такой опыт получить. причем, наверное, «дозированные» стрессы и кризисы очень даже полезны! А как же иначе набирать опыт? Можно читать художественные книжки тысячи раз… Но лежа на диване, попивая чаёк, ты воспринимаешь только малую часть информации, а большая часть – так и останется не осознанной, не станет привычкой, не обратится в навык…

А вот останешься как-нибудь реально на 12 часов без воды, на сопках под палящим солнцем, как это было у нас и Зументсов на Ольхоне, — и с тех пор навсегда выучишь полученный урок.
Так вот и это происшествие с ремонтом лыж в очередной раз научило меня полезному опыту, который в других обстоятельствах может обернуться сохраненной кому-то жизнью: серьезная экспедиция не терпит небрежности, иногда из-за часового опоздания с выходом на маршрут, время пути может увеличится втрое!

Но об этом позже.

Около часу дня к нам на остановку подошли еще несколько человек, это была группа Тани Х, вышедшая из Киреевска два дня назад. Теперь, соединившись, мы представляли собой большой отряд, способный отбиваться в ночном снежном лесу от оборотней и гоблинов.
Наконец, мы вышли на маршрут.

По деревне мы прошли пешком, а выйдя из неё, встали на лыжи. Сначала новые крепления были нам непривычны, лично я долго кряхтел: лень было снять рюкзак и наклонялся прямо с ним. много раз переделывал крепеж и, наконец, весь упарившись, я был готов.

В общем-то, Соколов нас больше напугал, ход лыж был неплохой. Это он просто ориентировался на свой поход полуторанедельной давности, когда они 8 Марта сделали «подарок» женщинам и повели их на «лыжную прогулку» этим же маршрутом. Вот тогда было гораздо жарче, снег постоянно проваливался под лыжами и «подлипал».

В этот же раз тьфу-тьфу-тьфу. лыжи почти даже скользили.

Сначала мне показалось, что жить можно… Конечно, это не пробежка налегке по Академгородку, да и я не скольжу по лыжне как Уле-Эйнар Бьёрндаллен. Но чувствую себя вполне прилично и думаю, что идти так смогу столько, сколько будет нужно…

Через часа полтора я начинаю понимать, что организм всё-таки устаёт, что усталость накапливается, и то, что казалось легким – теперь требует явных усилий: ноги должны толкать лыжи (и уже успели почувствовать их тяжесть), руки потеряли свою легкость, и я понял, что каждый раз их вскидывать вверх, переставляя палки, – это вам не по клавиатуре тренькать… тем более, что на плечи сверху давит рюкзак… Старые неухоженные лыжи со стертыми и закругленными кантами норовят разъехаться в стороны, и чтобы не сесть на шпагат нужно их снова стягивать вместе, а это непривычное мышечное усилие идет откуда-то из глубин «пятой точки» и уже начинается подозрительный зуд в тех местах, которые раньше предназначались лишь для того, чтобы сидеть на мягком диване…

И, наконец, — Солнце.

В первый раз в жизни я еду на лыжах в такую жару… На мне надеты (сверху) только хлопчатобумажная футболка с короткими рукавами, поверх футболки – полартек, а сверху всего этого – моя «дышащая» ветровка… Ветровка сама по себе тонкая… но она черного цвета и сильно нагревается под лучами палящего солнца… А полартек оказывается явно не к месту во время движения… Мне жарко, я открыл на ветровке все вентиляционные клапаны, но пот всё равно течет с меня ручьем… На ближайшем привале, (мы делаем привалы, по-моему, раз в три часа, а Соколов заверяет что через каждые тридцать минут), — я снимаю полартек и запихиваю его в рюкзак: теперь иду только в ветровке поверх футболки…

В начале мне даже нравилось, как плотно и туго крепления обхватывают щиколотку… Создается впечатление надежности и маневренности ноги… Но через пару часов, когда я натер жесткой пружиной ногу, то понял, что надо ослабить натяжение пружины и переместить её вниз, на самый каблук. Нога вообще не должна чувствовать крепление… К сожалению, понимание пришло после того, как мозоль уже был натерт… Но я заставляю себя фантазировать, что зато приобретаю, мол, полезный опыт для будущей полярной экспедиции… Наивный! Я еще не знаю, что к вечеру дам себе торжественную клятву: «Никаких полярных экспедиций. Только на Канары, и в отель не менее, чем 5-ти звездной выдержки!»…

Но пока еще мне нравится напряжение, труд и работа с самим собой…

Всё-таки у нас отличный руководитель группы. Он мне понравился еще тогда, когда я впервые с ним познакомился.

В 2004 году я решил изменить свою жизнь, бросить курить, пить, поменять всё своё привычное окружение и деятельность. Мы с женой решили, что хотя бы ненадолго, на самый сложный начальный этап, – мне нужно сбежать из города… Тогда мы решили пойти в свой первый семейный поход. На Байкал.

Я планировал пройти по разным местам – леса, горы, побережье – с семьёй, с палаткой, под рюкзаком, — чтобы тяжесть похода, чистый воздух и новые впечатления помогли бы мне удержаться в своем решении и не сорваться снова, как это было уже много раз…

Тогда-то я и решил посоветоваться с кем-то опытным в делах туризма, и меня привели к Соколову…

Он меня впечатлил своей удивительной собранностью и поразительной эффективностью… такие люди могут быть полководцами, адмиралами флотилий или руководителями крупных проектов… Но вместо этого работает сотрудником в департаменте по молодежной политике и туризму, где адмиральствуют, увы, совершенно другие люди…

Возможно, Соколов – также как и я – не сможет работать над теми проектами, которые ему самому скучны, и вся его энергичность проявляется лишь тогда, когда ему самому интересно… да, возможно и так, я ж его хорошо не знаю…

Но тем не менее, что есть – то есть: Андрей, рассказывая мне о Байкале, за 15 минут предложил – и описал в мельчайших деталях! – несколько вариантов похода с учетом различного времени пути и уровня подготовки участников… и в это время он еще успевал разговаривать с кем-то по телефону, что-то кому-то советовать, передавать инструкции и документы, уточнять, поправлять, принимать посетителей, и т.п. и т.п.…

Впечатлило и то, что когда к нему заходили коллеги, сотрудники, подчиненные, — Андрей успевал поговорить и с ними, причем было занятно видеть, как те трудности, с которыми к нему обращались люди, — для самого Соколова трудностями не были, для него это были всего лишь легкие, словно тренировочные, задачки… этакий блиц-турнир, в котором он доброжелательно и сознательно участвовал, словно для того, чтобы держать своё мышление в тонусе…
Когда я пишу о том, что для больших предприятий и экспедиций нужно выработать особое мышление, то примером человека, обладающего таким мышлением – можно назвать Соколова…

Я слышал, есть люди, которые его недолюбливают и считают слишком холодным… По-моему это не так…

И однако, даже если бы это было так, я предлагаю подумать вот над чем: никогда матросы не будут полностью довольны своим капитаном… никогда пассажиры не будут полностью довольны своим капитаном… Никогда сотрудники предприятия не будут полностью довольны своим капитаном…

Читайте также:  Крепление бруса к брусу у бани

Бывает, нужно не иметь позиции, бывает нужно иметь десять позиций… капитан должен уметь отстраненно видеть проблему… для него не должно быть эмоциональной стороны в проблеме, только деловая сторона, только практический выход из ситуации…

Какая разница, что при коммунистах для экспедиции никогда бы не поставили полудохлых собак? Какая разница, что такая-то фирма обещала сделать нечто, но не сделала? Это вина не демократов, не коммунистов, не фирмы, если вдруг что-то в твоей Экспедиции по Реке Жизни пошло не так… это вина Капитана… Так считает сам настоящий капитан… и умеет вместо судебных тяжб и идейно-эмоциональных споров организовать свою работу так, чтобы просто не осталось места для ошибки…

Капитан требует неукоснительного подчинения, капитан отвечает за жизнь и порядок. Люби его или не люби – но когда налетает шторм все бегут за спасением к капитану… И вот тогда – все на корабле 100 раз скажут судьбе спасибо, за то, что им достался настоящий Капитан…

Впрочем, я напоминаю, что вовсе даже и не заметил за Андреем какую-либо сухость, высокомерие или излишнюю жесткость, как кто-то мне говорил про него.

Всё выше написанное я изложил, потому что воспользовался поводом поразмышлять вокруг этой темы: «каким должен быть хороший руководитель группы».

Если я буду организовывать какие-то действительно сложные экспедиции и судьба распорядится так, что Соколов захочет эти экспедиции возглавить, — я буду рад повесить на него все полномочия, ответственность за людей и исход экспедиции… ибо сам я – не руководитель подобных групп, мне сильно мешает в этом деле – моё понимание свободы, как анархии. Типа, каждый сам взрослый человек и пусть делает, что хочет… давить и требовать – это как-то даже унизительно для самого себя… этакое неверие в человека и его возможности…

Но анархия дело хорошее, когда вокруг много женщин, еды и вина, она не уместна в экстремальной ситуации, когда ты и те, кто зависят от тебя, — должны выжить ценой умелого руководства, распределения обязанностей и жесткого подчинения необходимым правилам.

К слову, напоследок, напишу о таком нюансе…

Я заранее подумал, что после такого лыжного похода было бы здорово попариться в баньке…
На сайте у Соколова, в объявлении об этом походе, было написано, что мы вернемся в Томск примерно в 18:00… И вот я, с запасом на 3 часа, оплатил баню с 21:00 до 23:00, обзвонил всех друзей… в общем, распланировал и организовал коллективную семейную баню с большой парилкой и бассейном… Мы вообще любители этого дела, а тут еще и после похода…
И вот уже на маршруте выяснилось, что в прошлый раз – в тот самый поход 8 Марта – они вернулись аж в десять вечера! А ведь тогда группа была гораздо сильнее, сегодня с нами идут дети, так что дай бог к одиннадцати успеть…

И вот, благодаря Андрею и его организации в пути, мы всё-таки успели прибыть в Головино в 20:00, там уже нас ждала машина…

Андрей отказался ждать членов группы Тани Х, отказался помогать ей искать жилье для ночевки, каковое она заранее не подыскала (её группа наутро отправлялась дальше из Головино, их маршрут ведь был рассчитан на 4 дня пути), а повез нашу группу в Томск…

Мы приехали на машине в город в 20:30, Андрей забрал у нас лыжи «Центра», сам их сдал, а водитель, с которым Андрей договорился об этом, подкинул нас сначала до дома, где мы оставили Цезаря и рюкзаки, а потом до бани.

Мы вошли в парную в 21:15.

То, что Андрей отказался ждать группу Тани и не захотел помочь им искать жильё в Головино… Может быть, это та самая его пресловутая «черствость»? Как бы то ни было, руководитель отвечает лишь за свою группу. А из-за Тани мы всю дорогу теряли время. Я сильно подозреваю, что Андрей так поступил с ней еще и из соображений воспитательного характера: Таня получает деньги за то, что водит людей в сложные и опасные походы, не чета этому простому лыжному переходу. Это её профессия, она сама выбрала её… И ей необходимо самой учиться и отвечать за ошибки, чтобы всегда быть в тонусе, и в более сложной ситуации быть более опытной и собранной… Тяжело в учении – легко в бою… взялась за гуж (за роль руководителя) – не говори, что не дюж…

И, в общем-то, оставаться им одним в Головино – не было критично для их жизни… собственно, мы вообще случайно с ними встретились на маршруте, они изначально готовились идти самостоятельно… и паче того – Таня, как руководитель своей группы, сама должна была заранее договориться о ночлеге для своих участников, как это сделал на 86-м км – Андрей Соколов для всех нас…

В советские времена от Киреевска до Головина проходила военная дорога.

Головино – это, во-первых, сама деревня Головино, где нас должна была ждать машина, а, во-вторых, аэродром ДОСААФ «Головино», через который мы должны были проходить…

От аэродрома до деревни еще километра полтора, т.е. около часу ходу по грязи и лужам…
На пути между Киреевском и деревней Головино располагаются деревни Березкино и 86-й квартал.

Видимо, Андрей посмотрел по карте и принял в свое время решение проработать 2х-дневный лыжный маршрут Березкино-Головино, потому что можно было переночевать в школе деревни «86-й квартал», это – во-первых.

И, во-вторых, потому что от Березкино до Головино, дорога в принципе очень простая и всё время идет под небольшим, но верным, уклоном вниз, а ехать под горку веселее…

Идти по целине в это время трудно, несмотря на широкие туристические лыжи всё равно будешь проваливаться по пояс в снег.

Когда Андрей сотоварищи ходили на разведку за несколько недель до нашего похода, то нашли колею, которую сделал проезжающий грузовик. Эта колея шла через леса и поля по заброшенной бывшей военной дороге Киреевск-Головино, и большей частью весь путь можно было пройти по ней…

8 Марта, Андрей Соколов с той несчастной штурмовой группой прокладывали по колее лыжню… Шли они медленно, время от времени проваливаясь в снег, останавливались, чтобы разбивать палками и лыжами встречающиеся по пути комья смерзшейся глины и льда… В этот раз мы пользовались плодами работы, проделанной другими…

Колея, проделанная колесом машины, – место узкое… старая соколовская лыжня заставляла нас ставить ноги непривычно близко друг к другу.

Время от времени снег проваливался под нами. Падая, ты инстинктивно выставляешь руку, но она не встречает сопротивления и уходит глубоко в снег. Ты падаешь в снег вслед за рукой, а рюкзак сверху, вслед за тобой… Лицо царапается об наст, и ты не можешь подняться без посторонней помощи…

Можно, конечно, снять рюкзак, тогда встанешь сам… Но это долго…

Еще эти чертовы лыжные палки…
Вот на заметку людям, которые готовятся к полярным экспедициям: не только современные понтовые палочки с наконечниками «гусиные лапки», но и обычные совдеповские палки с кругляшами – для таких экспедиций не подойдут.
Они проваливаются в снег. А когда это неожиданно происходит, ты теряешь равновесие и валишься вслед за ушедшей в снег лыжной палкой…
Если ты несешь тяжелый рюкзак, он сделает всё, чтобы ты не останавливаясь продолжил своё движение под снегом вслед за палкой, и снова твои товарищи будут вытаскивать тебя из снега с исцарапанной об наст мордой…

Может быть, у меня получается слишком мрачное описание похода?
На самом деле я нисколько не жалею о том, что сходил тогда с Соколовым, было много приятных моментов. Например, Соколову не повезло с креплением. Он сломал его в самом начале похода, и теперь через каждые 10-15 минут щечка его крепления складывалась и пружина слетала, так что ему приходилось туго…

Кроме этого неожиданного для всех удовольствия, были еще привалы: ничто так не красит жизнь, как отдых, питьё и перекус, это могут понять только настоящие туристы. Те же, кто только и делает, что отдыхает, пьет и перекусывает, — никогда не испытают от этих процессов столь же полного кайфа.

Может быть, сия логика порочна и извращена больной психикой туриста? Над этим я пока серьезно не думал. Серьезно над этим думать я буду только к вечеру второго дня пути…

Наш Цезарь настоящая северная собака. Лайка. Зверь из Белого Безмолвия, сказал бы Джек Лондон… Мои дети когда-то наши его щенком под УАЗиком, на котором, как выяснилось позже, была надпись «Управление Охотхозяйства»… Так что по правде-то мы и не знаем: может быть, дети спасли щенка, а может быть украли…

Этот дурень сначала носился взад и вперед, но через 3-4 часов он начал озабоченно поглядывать на нас, скоро ли домой… Собаки и волки устроены так, что им необходимо несколько раз в день спать, пусть немного, пусть только по 15 минут, но несколько раз за день.

Здесь же у Цезаря такой возможности не было и он начал сдавать и поскуливать. На 10-минутных привалах Цезарь спать не мог, потому что тогда он пропустил бы кормежку. Так, разрываясь между желанием поспать и поесть, наш северный пёс получал первое боевое крещение, ведь до этих пор мы не брали его еще в серьезные походы… К вечеру он научился подкрадываться сзади и незаметно вставать своими лапами на наши лыжи, чтобы проехаться хотя бы немного нахаляву…

Забегая вперед скажу: по приезду домой он отсыпался первые двое суток, а когда ему говорили «гулять», то вместо привычного радостного лая и бросания на нас, — приходилось вытаскивать героя из-под кровати, куда он залезал, едва завидев поводок и ошейник…

Уже смеркалось, когда мы подошли к деревне 86-й километр.

Не доходя до деревни около километра, пришлось снять лыжи и идти по глине и лужам, неся лыжи в руках. Бахилы на ногах нас в очередной раз выручили…

Дошли до школы, разместились внутри, разобрали и развесили свои вещи…
Андрей Соколов предполагал поужинать на природе, приготовив еду на костре. Но Таня настояла, что готовить будем в школе, на горелке, которую они взяли с собой.

Вопрос этот, собственно, на мой взгляд, — спорный. Скажем так: если бы мы подошли к деревне хотя бы на часок-полтора раньше (а для этого нужно было лишь быть более организованными и приготовить лыжи с вечера), то я бы однозначно предпочел костер.

Костер и веселее, и быстрее… Та газовая плита, с которой ходит Таня, удивительно малоэффективна. Два часа мы ждали, пока закипит вода…

А вообще, если на чистоту и не в обиду профессионалам, — моя семья, на мой взгляд, даже более мобильна и неприхотлива по ряду параметров, чем они… Я говорил про свой мозоль… В общем-то, это позор и прокол… из-за мозолей одного участника, целые группы иной раз сходят с маршрутов… Но, во-первых, это я так, для объективности рассказал о том, что натер ногу… А на самом деле, не такой уж мозоль был и большой, и группа не узнала даже о нём… Тем более, я первый раз был в таком походе…

А вот в группе Тани, сколько мы с ними не встречаемся на разных маршрутах, всё время какие-то подобные инциденты были… Что же это такое? На Алтае – мозоли, на Байкале – мозоли, там опоздания, тут нет предварительной договоренности о ночлеге…

Или та же еда: сколько мы помним, у Тани всегда еды раза в 2-3 больше, чем реально нужно… всё время потом проблема, куда эту еду деть…

Если вы помните по моему рассказу об алтайском путешествии, то тогда они нас кормили, потому что куча еды осталась. Спасибо, конечно…
Но у нас, во-первых, своя еда была. А, во-вторых, если рассуждать с точки зрения технологии подготовки и сборов, то это совершенно неправильно…
Вот на Алтае – я помню это – они брали с собой (в горы!) огромную бобину сыра, килограмм на 20-ть! Да куда ж такое можно! А 13-летний мальчишка из их группы, груженный всякой ерундой, брел, отставая и шатаясь, с трудом сдерживая слезы, с 30-килограммовым рюкзаком и в рваных ботиночках, натёрши ноги…

Ну почему они не могут рассчитать готовку так, чтобы не оставалось две трети от приготовленного?! Ведь это всё тащить на себе! А потом они не выполняют заявленного маршрута, сходят с дистанции по той или иной причине…

А в этот вечер мы из-за них потеряли лишних 2-2,5 часа только на дурацкую готовку на этой горелке… Ведь как бы нехорошо отделяться своим мирком, коли вместе идем… Пришлось «подчиниться большинству», т.е. группе Тани…

Мы украли это время у сна и у своего восстановления для следующего дня пути… Ну зачем была нужна эта каша? Зачем так основательно варить какую-то еду, вместо того, чтобы пройти маршрут налегке? Горы и лес – это не город и не кухня в квартире… Мы, например, взяли с собой такие продукты и так рассчитали меню, чтобы можно было или только разогреть еду за 10-15 минут, или даже не разогревать… И вообще, мы – не прихотливы: можем не обедать, если нужно… А если уж приходит время еды – то едим всё, что угодно: хоть горячее, хоть холодное, хоть мясное, хоть вегетарианское…

Читайте также:  Как избавится от плесени на полу в бане

Хотя лучше с шоколадкой и сгущенкой…

И по-другому в походах – нельзя.

Мы поужинали и легли спать…

Когда я сильно устаю, то почему-то не могу заснуть… И в этот раз я ворочался часа два. Ноги гудели, щиколотки болели – это сказывалась слишком жестко натянутая пружина крепления…
В первые полчаса даже несколько судорог было…

Когда я начал засыпать, стал скулить Цезарь. Он захотел пить, и я вывел его в соседнюю комнату: налил ему в чашку воды и запер его там… Через полчаса я снова проснулся, Цезарь скулил и просился к нам… Запустил Цезаря, и уже уснул окончательно…

Надо было бы подняться в 6 утра, разогреть вчерашнюю кашу, собраться и выйти в 8:00!
Но не тут-то было…

Ребята из группы Тани стали возмущаться с вечера, что «куда в такую рань!».
Порешили подниматься в семь утра…

После подъема я увидел, что моя жена варит гречневую кашу на горелке. Оказывается, несмотря на принятое вечером решение, Таня попросила её подежурить утром, сварить кашу. А жена у меня безотказная… что глупо… Жаль, что она не Соколов… в некотором смысле, конечно…

Честно говоря, я разозлился…

Во-первых, как я уже и сказал – нам-то зачем это всё нужно? Мы опаздываем в баню, и нам важно выйти на маршрут как можно раньше. Во-вторых, мы специально собирались, приобретали продукты и заранее готовили их так, чтобы не было этой возни, работы и тянучки…

Вопрос с баней меня действительно нервировал… Если бы не баня, если бы не оплаченные уже деньги, и если бы не друзья, которых я подводил, — то, конечно, можно было не торопиться, наслаждаться процессом, больше отдыхать и сидеть у костра… а то даже неудобно перед Андреем и Славой, ведь мы лишали их главной романтической составляющей похода…

С другой стороны, как показал опыт, мы как раз только-только успели… Куда еще медленнее? Так можно было и вообще заночевать на лыжне…

В общем, мы проваландались достаточно… Люди из группы Тани стали еще натирать заново себе лыжи… Вышли снова только около одиннадцати…

«Ну что ж, — сказал на это Андрей, — возможно, сегодня мы и поймем, что иной раз небольшая задержка с выходом на маршрут грозит многократным замедлением и совершенно не нужными трудностями».

Действительно, когда мы пошли по лыжне, солнце уже висело в зените, и вовсю делало своё дело… Через 2-3 километра утрамбованная колея закончилась, и нас ждал уже девственный снег… Палящие солнечные лучи не потеряли своего времени в отличие от нас, и постарались как можно лучше подготовить нам путь. Они уже несколько часов проходили сквозь наст, нагревали под ним снег, чтобы, когда мы через несколько часов придем сюда, — он начал идеально проваливаться под нашими лыжами, до предела замедляя скорость продвижения и отбирая все наши силы…

Именно это случилось с группой Соколова 8 Марта, поэтому все ожидания были направлены на то: как мы пройдем этот открытый солнцу участок снежной целины…
.
Лишь бы дойти до моста через реку, а там уже пойдут поля до самого Головино… по этим полям катаются снегоходы «Буран», оставляя за собой широкий след и утрамбованную полосу снега.
На лыжах, прямо по этой «буранке», проехать уже не проблема, проблема только в том, а доедем ли мы до моста, или через несколько часов солнце закончит свою работу, и мы будем продвигаться по пояс в снегу, по 15 минут на каждые 100 метров пути, с возможной перспективой заночевать под открытым небом на подходе к головинскому аэродрому…

Андрей повел нас из деревни «86-й километр», желая сократить путь, — через деревенские заборы. Смотрелось это со стороны, наверное, весело: люди с огромными рюкзаками на спине и широченными длинными лыжами на ногах – лезут через заборы…
Тот еще фристайл…

В какой-то момент, когда нашли редкую горку, жена покатилась с неё назад, упала и поехала по насту лицом… Кажется, это случилось из-за меня: я до этого упал с забора, и она хотела подать мне руку…

За деревней начался лес и мы начали проваливаться в снег, как и было обещано выше, шаг через шаг…

За мной шел Женя из Таниной группы, то и дело вытаскивая меня из-под снега, куда я уходил с головой по самые уши… У меня сломалась палка, кольцо на наконечнике слетело со своего шарика-держателя и свободно носилось по всей палке. Без этого ограничителя, палка всё время проваливалась в снег, а рюкзак увлекал следом и меня…

Через пару километров у Тани сломалась лыжа, и мой опыт полярника обогатился знанием: на группу должна быть хотя бы одна запасная лыжа.

То, что нужна пара запасных креплений, было уже ясно благодаря самому Соколову, у которого пришла в негодность щечка крепления.

Так, походя, наши руководители учили нас своим собственным примером…

Но смех смехом, однако надо было что-то делать…
Неужели сходим с маршрута, спрашивали Таню члены её группы?
Даже на лыжах мы проваливались в снег, без лыж пройти 18 километров по пояс в снегу просто нереально…
Андрей зачем-то сказал, видимо блиц-турнира ради, что лыжи можно отремонтировать, если есть достаточно длинные гвозди. Тогда можно сложить лыжину внахлест и насквозь пробить её гвоздями, загнув концы… Еще лучше, если бы была и жесть, тогда можно еще сделать хомут, для верности…

Теперь я знаю, что готовясь к полярной экспедиции хорошо иметь с собой молоток, жесть и гвозди в дополнение к запасным креплениям, лыжам, палкам и наконечникам к палкам…
К вечеру этого же дня я узнал, что хорошо еще иметь запасную собаку и снегоход «Буран»…

Было принято решение, что Таня пойдет обратно в деревню.
Андрей дал ей дополнительно денег, чтобы Таня могла нанять машину до Головино.
В Головино наша группа заканчивает поход, и я отдам Тане свои лыжи, т.о. она снова воссоединиться со своей группой, которая временно включается в группу Соколова…
Мне показалось опасным, что Татьяна будет возвращаться одна, о чем я и сообщил ребятам из её группы. Возвращаться с Таней в деревню вызвался здоровяк Женя, и я забеспокоился, что больше некому будет вытаскивать меня из снега.

Пока принимались прочие решения, я починил свою палку, перемотав её у основания наконечника изолентой из ремнабора… В общей сложности, из-за этой истории мы потеряли еще час…

Дети всё время ёрзали из-за бани… мы вообще, наверное, всех достали этой баней: нужна она была только нам, мы нервничали и многие решения сегодня подстраивались не под желания большинства, а под эту нужную только нам баню…

Правда, как я написал выше, всё равно действительность показала, что медленнее идти по маршруту было уже никак нельзя, мы итак пришли в Головино только к восьми… не ночевать же на лыжне…

Кроме того, баня была мощным стимулом для детей, они только ради бани не сдавались и держали скорость… удивительно, но они сами стали теперь выстраивать привалы под часы, определив, что между привалами нужно идти не меньше часа…

Так что еще один совет будущим «полярникам»: нужно, во-первых, всегда брать с собой детей, а, во-вторых, в конце крупной экспедиции их должен ждать какой-то манящий приз…

Мы шли по лыжне, время от времени проваливаясь в снег. Но, в общем-то, нельзя сказать, что было очень уж тяжело. Если в первый день мы ожидали более легкого похода и были, честно говоря, морально не готовы к происходящему, то во второй день, после душераздирающих рассказов Андрея об их собственном переходе, — мы ожидали худшего…

Светило и грело солнышко, прекрасный лес и дивный пьянящий воздух окутывали нас сказочными ощущениями…

На привалах мы почти восстанавливались, а затем вставали и снова погружались в однообразное движение по лыжне… С утра я ходил медвежонком, из-за перетружденных мышц где-то внутри попы, но к обеду расходился – перетруженные мышцы прогрелись, наполнившись горячей кровью, и снова жизнь стала хороша…

Позади меня, замыкающим, теперь шел Андрей, отчасти потому что отвечал за группу, отчасти потому что у него через каждые 15 минут слетала пружина, и нужно было задерживаться, чтобы починить крепление.

Группа его не ждала, он после починки крепления довольно быстро нагонял нас. Когда это случалось, он шел позади меня и повествовал истории из жизни нашей власти вообще, и своего департамента в частности, рассказывал о принципах бюджетирования тех или иных проектов, позицию власти и чиновников к появлению тех или иных проектов, рассказал о том, что, в общем-то, можно придумать что-то интересное и реально выбить под это деньги, а потом заниматься этим проектом, хоть всю жизнь… однако, когда всё будет сделано, результат будет настолько меньше затраченных усилий, что рано или поздно задаешься вопросом: зачем тебе это надо…

Кое-что я уже и сам знал, хотя и не стал перебивать и рассказывать Андрею о собственных проектах, с которыми в свое время тоже носился по «коридорам власти», благодаря чему и понял уже давно полную бесперспективность сотрудничества с государством…

Теперь я рад, что устроил свою жизнь так, что делаю интересные мне вещи, не зависимо от государства и его чиновников… словно меня даже не существует…

Единственной настоящей новостью для меня было известие, что даже сами-то чиновники – тот же Андрей, у которого есть много интересных и полезных идей на разные туристические темы – не могут продвигать в жизнь собственные проекты…

Долго ли, коротко ли – но мы дошли до реки…
Переправа вышла живая и интересная, почти как на лыжах через заборы – потому что река вскрылась, не предупредив департамент по полярным экспедициям…

На той стороне Андрей захотел развести костер и пообедать с горячим чаем.

Напоминаю вам, что мы спешили в баню.
Но нам хватило совести поддержать компанию. Как сказал Андрей: «Мы забрались так далеко… Зачем?».
«Разумеется, чтобы вкусно поесть и посидеть у костра» — ответ и для нас ясен. В другой раз мы бы сами первые кричали про костер. И обиделись бы, если из-за кого-то такое дело обломилось… Поэтому, нам даже в голову не пришла мысль бастовать против святого дела…

Андрей умело распределил обязанности, дал каждому задание (причем, что немаловажно, он дал задание каждому и очень конкретно) и сам ушел. А пришел с хорошим сухим бревном – длинным и толщиной с руку…

Растопка была уже готова, воду тоже загодя набрали в реке, и через 5 минут уже был готов костер, а еще минут через 15 мы вовсю пировали…

Всё прошло очень организовано и компактно… Мы потратили на обед и костер от самого начала (сброс рюкзаков на снег) до самого конца (выход на лыжню) – всего полтора часа. Причем, после обеда мы еще около сорока минут просто отдыхали и болтали… я, честно говоря, ожидал суеты и беготни, думал, что из-за привала с костром мы не отдохнем толком, а всё это время потратим на сам костер и приготовление обеда…

Мы снова на лыжне…

Самое страшное позади, перед нами поля и спасительная «буранка». До аэродрома «Головино» рукой подать…

Пару раз сбиваемся с «буранки», но каждый раз нам удивительно везёт – мы снова натыкаемся на утрамбованную снегоходами полосу… всё ближе и ближе мы к цели…

Часы, часы, минуты, минуты… усталость… жажда… жара… И эта, елки-палки, баня…

И вот впереди какие-то постройки…

— Что это?, — спрашиваю я Соколова.
— Это парашютный ангар аэродрома «Головино».
— Так мы пришли?!
— Ну, почти… от аэродрома до деревни Головино еще полтора километра…

Дети упали духом, на часах – восемь вечера, а идти еще полтора километра, да потом еще ждать машину, ехать в город, сдавать лыжи… Не успели!

Но вот чудо! Вдали показался УАЗик!
Это едут Таня с Женей. Они вернулись в город, прибыли в «Центр Туризма» и на нашем УАЗике, отъезжающем из «Центра», приехали в деревню Головино. Не договорившись в деревне о ночлеге для своей группы, Таня попросила водителя заехать сюда, чтобы встретить нас, и попытаться поговорить со сторожем аэродрома о ночлеге…

У нас открывается второе дыхание. Я бегу по лыжне, словно Максим Чудов в его лучшие годы, но дети меня обгоняют. Впереди детей мчится скулящий и замерзший Цезарь.

Я отдаю Тане свои лыжи, мы залазим в машину и едем в город…
Андрей забирает у нас инвентарь «Центра», и мы катим домой, а потом в баню, в баню… дети – в бассейн; мы с женой – в парную… Через два часа мы никакие… Мы еще двое суток никакие… Только сегодня я немного ожил и начинаю подумывать о полярной экспедиции…

Источник статьи: http://www.gorod.tomsk.ru/index-1326972594.php

Adblock
detector