Меню

А я с кумою хожу в баню

Приключения кумовьёв Семёна и Ивана

Приключения кумовьёв Семёна и ИванаНиколай Меняйлов
1
Под старый новый год!
Николай Меняйлов
Под старый новый год!

Как-то под Старый Новый Год решили помыться в бане. Взяли пива банку кум Иван принёс первачка четверть. Взяли берёзовые веники зашли в пред банник.
— Ну что кумец давай по пивку и в парилку.
— Давай говорит кум Семён.
Выпив по бокальчику пива, поддав парку пошли кумовья в парилку. Температура в парилке была градусов 35.
Немного попарившись вышли из парики облившись холодной водой.
— Ну что Семён давай ещё по пивку?
— Наливай.
Сказал улыбнувшись Иван. Выпили ещё по бокалу, по второму. Пошли снова в парилку под дав пару.
Пак парились шутили. Пока не закончилось пиво.
— Слушай кум.
— А щедровать пойдем?
Спросил Семён.
— Сегодня ведь праздник щедрик.
— Пойдем.
Говорит Иван.
Время близилось к 8 часам вечера.
Выпили по рюмке по другой и пошли щедровать.
— К кому пойдём спрашивает Семён?
Как к кому?
— К тебе.
— От меня вышли.
Засмеялся Иван.
— Ну что пошли кум..
Говорит Семён.
Ну и пошли. Прошли не много метров 300.
— Семён ты первак Брал?
Спросил Иван.
-Нет .
Ответил Семён.
А что?
— Да выпить захотелось, а до тебе ещё идти далеко.
Говорит Иван.
— Слушай давай зайдём куме защедруем?
Говорит Семён.
— Пошли.
Обрадовался Иван.
— Там и погреемся.
Прошли ещё метров 200.
От и кума живёт и свет светится.
— Стучи Семён.
Постучали. Немного замешкавшись вышла кума Просковья.
— Кого там черти носят по темноте?
Спросила Просковья.
— Кума открывай щедровать пришли я и кум.
— Сенька это ты? И с каким кумом?
— Я да кум Иван.
Ответил Семён.
— Заходите хлопцы. Гости дорогие.
— Ну шо щедруйте.
Тут кумовья затянули щедровку. Щедрый вечер,добрый вечер.
Просковья пригласила кумовьев за стол.
— Присаживайтесь кумы за стол,вечерять будим.
— Я вареников наварыла,ждала никто не пришел.
Достала четверть первачка Просковья. Стали ужинать выпивать. Ивану понравился ужин кумы, даже до семена уже перехотелось идти разморило.
Просковья просматривает то на Семена, то на Ивана. И прихваливает.
— Какие кумовья у меня хорошие. — Не забыли куму зашли в гости.
— Кума а шо там у тебя под столом в углу шевелит я и хрюкает?
Спросил Иван.
— Ой кум порося купила на базаре.
— В сарай не стала выпускать.
— Мороз большей.
— А. Все понятно.
— А то я спьяну думал что чудится.
Сказал Иван.
— Ну что кум пошли дальше куда собрались.
Сказал Семён.
— Пошли куме.
Согласился с неохотой Иван.
— Спасибо тебе кума за угощенье.
С благодарностью сказали кумовья.
И шатаясь поплелись они к Семену.
Прийдя к Семену,Семён говорит Ивану:
— Заходи кум сейчас за щедруем.
Зайдя в дом снова затянули:- щедрый вечер, добрый ветер!
Вышла Мария жена Семена.
— Уже на щедровались.
— Вы же баниться собирались?
— Так мы и банились, а потом решили щедровать.
Ответил Семён.
Мария была гостеприимная хозяйка.
— Ну кум проходи за стол.
Сказала Мария.
Поставила закуску и графин с перваком.
— А ты Семён много не пей.
— Кума кто провожать будет?
— Да и это верно.
Ответил Семён.
Не много выпил Иван говорит:
— Пойду я кума.
За шатало Ивана. Разморило совсем.
— Пойди проводи Кума Семён.
Сказала Мария.
— Хорошо кум пошли, а то Татьяна вставит тебе щедрик.
Вышли на улицу и пошли. Далековато идти Иван еле ногами перебирает. А уже дело к полуночи. Плелись они еле еле в друг Иван говорит Семену:
— Кум смотри черт полетел.
— Да ну кум где ты бачишь?
— Посмотри в небо вон лукавый.
Семён пригляделся.
— И правда кум прям к тебе в баню полетел.
— А там первак ещё остался.
Говорит Семён.
— Пошли прогоним А-то Нажрется ещё, потом не выгонишь.
Прибавив шаг пошли кумовья обнявшись. Так и добрался до Ивана.
Зайдя в баню стали искать Черта и первак. Нечего и некого не найдя.
Иван сказал:
— Ушёл гад и первак забрал. Пошли кум Татьяне защедруем.
— Пошли кум.
Ответил Семён.
Зайдя в дом запели добрый вечер.
Татьяна уже дремала.
— Тихо вы черти на щедровались.
— Всех по разбудите.
— Так Иван спать, а ты кум присаживайся выпивай закусывай. Немного выпив пошел Семён домой пожелав всем спокойной ночи.. Пришёл до мой начал рассказывать Марии как провожал кума.

Старый Новый Год!

Проснувшись утром от головной боли Иван начал вспоминать вчерашний день как с Семеном парились в бане потом ходили щедровать.
— Всё помню.
Помню до кумы ходили щедровали.
— К Семену шли смутно помню.
А вот как ломай попал не помню.
Нужно у Семена спросить что дальше было.
Семён тоже утром проснулся от головной боли.
— Всё помню как кума вёл домой. — А как домой попал не помню. Надо у Ивана спросить.
Поднявшись Семён взял в карман пшеницы пошёл Семён к куму.
За одно и за сею там.
Тем временем Иван таки не вспомнил как попал домой. Тоже поднялся и взял зерна в карман пошёл к Семену. Шли они друг другу навстречу с мыслью о том что бы расспросить что и как было. Встретились на середине улицы напротив кумы Просковьи.
— Здоров кум!
Поздоровался Семён.
— Здорово кум!
Ответил Иван.
— Куда с позаранок собрался?
Шутливо Спросил Семён.
— Как куда к тебе.
— Вот зерна набрал за сеять хотел.
Вот и я к тебе шёл.
Ответил Иван.
— Ну а теперь куда пойдем?
Спросил Иван.
Семён сообразил и в ответ Ивану говорит:
— Пойдем прямо, а прямо значит выходит до кумы. Просковьи.
Просковьи уже не спасла и наблюдала за Семеном и Иваном в окошко.
— Ну что кум пошли.
— Вон и у Просковьи занавески шевелятся в окне.
— Вот шельма уже наблюдала.
Выразился Семён.
Постучав в окно кумовьям долго не пришлось ждать. Отворилась дверь и к ним вышла Просковьи.
— Вы кумы на верное и дома не были?
— Всё ходите и ходите с вечера.
Переглянулись Иван с Семеном.
— Да ты шо кума мы с дому за сеять вот пришли и возле тебя встретились.
Сказал Семен.
— Так так кума мы каждый с дому.
Подтвердил Иван.
— Ну проходите засевайте и квохчите.
Говорит Просковьи.
Зашли в дом Иван с Семеном пошли к святому углу рассевая зерно. И приговаривали. Сею, сею посева с Новым годом поздравляю. Родись рожь, пшеница и всяка пошениша. С Новым Годом хозяюшка. Здоровья и счастья.
Потом пошли в присядку и заквохтали как квочки. Это чтобы квочки садились и цыплята вы водились.
— Ладно кумы проходите за стол завтракать будем.
— Нибось головы болят после вчерашнего?
Засмеялась Просковья.
— Ой кума болят, болят.
Заговорили кумовья.
— Ну сейчас полечим.
Засмеялась Просковья.
Похмелившись хорошо решили идти по домам. Так и не узнав кто как попал домой. Поплелись по домам Иван с Семеном.
Придя домой каждый получил по загривку от жён. И в наказание чистили картошку как в армии. Так вот и дружили кумовья ходив друг к другу в гости.

Читайте также:  Подарочные наборы для бани мужчине

3
Банька.
Отпразновав и отгуляв новогодние праздники решил Иван растопить баню и позвать. Семена с Марией в гости попариться по ужинать с дружеском семейном кругу.
Набрав Семена номер по телефону.
— Кум приходите с Марией в баню попаримся по ужинаем.
— Хорошо кум придём вечером.
Ответил Семён.
Близилось дело к вечеру. Иван пошёл топить баню. Татьяна готовила ужин.
Ну вот уже и вечер.
Собрались Семён с Марией к кумовьям. Собрали с собой гостинцы и пошли.
Подходя к Ивану Семён заметил что из трубы бани идёт густой дым.
Зайдя во двор Семён сказал Марии что бы шла к Татьяне и занимались ужином.А сам пошёл к Ивану в баню.
Открыв входную дверь бани сразу пошёл запах берёзовые распаренных веников.
Поздоровавшись с Иваном начали вспоминать праздники.
— Кум а ты помнишь как попал домой?
Спросил Семён.
— Нет.
Ответил Иван.
— Вот и я не помню кум.
— Думал спрошу как засевать шел.
— Да вот снова не получилось,похмелились хорошо у кумы.
Говорит Иван.
— Да и она шельма смеялась с нас и под трунивала.
Добавил Семён.
— Наверное что то знает шельма.
Стали вспоминать, но нечего так и не вспомнили.
Иван подкинул дров ещё в топку чтобы натопить парилку. Открыл стол. Увидел там не допитый первак, начал потихоньку вспоминать что остался после баньки не допили с Семеном.
— Кум смотри что у меня есть?
Засмеялся Иван вытаскивал недопитую четверть.
— Ба. кум. так это же та четверть что я приносил.
Сказал Семён.
— Давай по маленькой пока баня топит я и бабы с ужином возят я. Приложил Иван.
— Да давай кум.
Радостно заулыбался Семён.
Выпили по рюмке закусил салом. И память начала приходить.
Тем временем Татьяна с Марией тоже вспоминали свое как мужики щедровали рассказывая друг дружке. И смеялись.
Натопив и распарив баню Иван пошёл в дом спрашивать кто первый пойдёт парится, или все вместе шутя спросил. Кумушки заметили что мужики уже остограмились сказали идите вы, потом мы.
Пришёл Иван и говорит Семёну:
— Бабы сказали что мы.
Поддав парку зашли в парилку.
Густой горячий пар пощипывал тело. Потихоньку начали париться на полках. Помахивая березовыми вениками парились они на долго. Было очень жарко. Выбежав из парики решили нырнуть в глубокий сугроб. По кувыркавшись в снегу зашли в баню. Через некоторое время пришли и Татьяна с Марией принесли ужин.
Тоже пошли париться. Тут Иван на хмеле говорит:
— Ну что может в месте попаримся?
— Дурень ты старый.
В ответ сказала Татьяна.
— Сидина в бороду, бес в ребро.
— Все туда же. Как в молодости.
— Пойди лучше квасу достань с погреба.
Сказала Татьяна.
Иван бурча пошёл в погреб за квасом.
Выходя с погреба прихватил вишневую наливку.
Ну вот и женщины попарились хорошо раскрасневшие и румяненькиее сели за стол.
— Прям как пышечки с пылу с жару.
Засмеялся Семён.
Мария недолго думая стукнул Семена ложкой в лоб.
— А вы как раки сидите красные усы развесили.
Добавила Татьяна.
— Ну что давайте ужинать, а то жрать хочется, меньше чем выпить.
Шутливо Сказал Иван.
— Тебе бы выпить только.
— Неси иди гармошка Ваня
Сказала Мария.
— Давайте вначале наливочки выстояной по рюмашке бахним, а потом и петь будем.
Ответил Иван.
Выпили наливочки закусили и пошёл Иван за гармошкой. Иван был знатный весёлый гармонист на деревне. Звали его везде на гулянки.
Заходя в баню заиграл на на гармошке да так что сразу и петь захотелось и ноги сами в пляс шли. Так и просидели и пропели до глубокое ночи. Жены рассказали про их новогодние похождения. Смеялись и вспоминали свою молодость.
Так и жили, дружили семьями. Ходили друг к другу в гости.
Николай Меняйлов.
14.01.2019.(Соединённые рассказы по главам 28.01.2019.)

Источник статьи: http://www.chitalnya.ru/work/2516381/

Частушки — про баню и куму, разное


Частушки

Я бить тебя не буду,
Если бегаешь к куму,
Коль кум зовет все к блуду,
Морду я ему набью!
*-*-*

Мы с кумою мылись в бане,
И друг друга тискали,
Не заметили, как сани
У порога свистнули.
*-*-*

Ты с веником спешила в баньку,
А я долго ждал тебя в двери,
Ты телеса мне все пропаришь,
Взбодрюсь, буду думать о любви.
*-*-*

Если дашь, то я сумею,
Не испортить борозду,
Да сноровкою своею,
Рассмешу, блин, и ***ду.
*-*-*

Мы с тобой договорились,
Не скрываться и не врать!
Если кто сходил налево,
Все уж честно рассказать.
*-*-*

Я пришел к тебе в субботу,
Посудачить в теплоте,
Ты скорей уж на работу,
Это хрен моей мечте.
*-*-*

Идет милая навстречу,
Идет улыбается,
Зубы вставила златые,
Рот не закрывается.
*-*-*

Деве как не намекай,
Все равно не сбудется,
Ей брилльянты и духи,
Ни на что не купится.
*-*-*

Я не знаю как у Вас,
А у нас в Кирсанове,
Парень что-то в штанах тряс,
Девы потом плакали.
*-*-*

Уже четвёртую подряд,
Глубокой ночью допив,
Прощались долго кумовья,
Говорит кум — ты не спи.

Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 2704
© 18.10.2015г. Петр Трапезников
Свидетельство о публикации: izba-2015-1454613

Читайте также:  Печь для бани с широкой топкой

Юлианна 18.10.2015 09:07:19
Отзыв: положительный
:))) К Горке на гору ходила
М ои ноженьки болят
Чернобрового люблю я
Белобрысеньким корят!

«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»Погоди милок жениться
Походи по улице
Тётя Уля не готова,
Пёрышки на курице!
«»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»»

Вот приехал я в колхоз
Имени Мичурина.
Юля целует взасос
Словно сердце чуяло.

Павлович!Это что ж за Любовь така?
Ты домой и я домой
А по- моему любовь,
ты домой и я с тобой!

Мы
,Мичуринские девчонки, таки! После такого поцелуя..будем детей селектировать!
Целовалась бы ещё
да он ушёл в училище!

Я с училища пришел,
Тебя Юлька не нашел,
Ушла с утра в клиницу,
Детей рожать в больницу.

Источник статьи: http://www.chitalnya.ru/work/1454613/

Как мы в баню ходили

У меня есть двоюродная бабушка. Ее зовут тетя Галя. Она живет в Ульяновске и пишет нам письма. Самые настоящие, в бумажных конвертах, которые по почте приходят.
А однажды почтальонша принесла, вместо письма, телеграмму. Ее прислал тети Галин сосед. Он сообщал, что тетя Галя не на шутку расхворалась и очень просит нас приехать.
Вечером, на домашнем совете было решено, что поедем мы с мамой. Получалось две недели. Это время мы собирались провести на даче до отъезда всей семьей на море. Но поездка в Ульяновск показалась мне куда круче! И еще я мечтала увидеть реку Волгу, на которой никогда не была.
И вот мы в Ульяновске! Переезжаем мост через Волгу и оказываемся в «Заволжье». Едем в такси по тихим, после московского шума и грохота, зеленым улочкам. Потом сворачиваем в переулок, где все-все дома деревянные и одноэтажные! Ну вот и наш! Дом номер семь.
Открываем скрипучую голубую калитку и оказываемся в самом настоящем . огороде! Потому что весь просторный дворик, примыкающий к длинному одноэтажному деревянному дому, оказался засажен овощами и фруктами. Под резными листиками алела клубника, тянулись, желтея цветами и зеленея пупырчатыми плодами, огуречные плети. На толстых стеблях висели такие огромные поспевающие помидоры, каких я в жизни не видела.
А посередине всего этого разноцветного великолепия стоял седой человек с корзинкой, наполовину наполненной клубникой, и очень внимательно на нас смотрел.
— Здравствуйте, Константин Иванович! — заулыбалась мама. — Гостей ждете?
И тут этот Константин Иванович так обрадовался, что даже лукошко свое из рук выронил и побежал к нам прямо по грядкам!
— Как хорошо, что вы приехали! А мы и не надеялись! Ты уж прости меня, деточка, за обман. Но ведь Галюне нынче семьдесят исполняется.
— Значит она не больна? — расцеловав забавного старикана, спросила мама. — Это самое замечательное известие! Так когда юбилей?
— Сегодня!
— Ох, а мы без подарка!
И мама тут же приняла решение:
— Так, я еду за подарком. А ты, Даша, здесь останешься. Осмотрись, передохни. Радость-то какая! Я уж горевать собралась, а попала на торжество!
Она поставила вещи возле крылечка и немедленно умчалась за покупками. А Константин Иванович взял наши сумки и пошел с ними в дом. Я следом за ним пошла.
Внутри дома было прохладно и вкусно пахло пирогами. После солнечного света я сразу рассмотреть ничего не могла.
— Галя! Галя! — забасил мой спутник. — Смотри, кого я тебе привел!
— Неужели наши москвичи выбрались? — ответил ему певучий и какой-то очень молодой голос. И откуда-то из полутьмы выкатилась кругленькая, как мячик, женщина.
— Ой Дашенька, иди к свету, я на тебя полюбуюсь! А где мама?
Она подхватила меня животом и буквально внесла в просторную комнату с большим окном, на котором висели, вышитые крестиком, занавески. Еще в комнате возвышалась огромная, как батут, кровать. На ней лежала гора подушечек — от большой до совсем крохотной. В углу темнел комод, застеленный вышитой салфеткой,и уставленный множеством всяких фарфоровых статуэток. Такая же скатерть покрывала стол, на котором красовалась хрустальная ваза с ромашками.
Сроду я таких комнат не видела. Я смотрела на батутовую кровать и с трудом сдерживала желание немедленно на ней попрыгать. У меня даже какое-то повышенное слюноотделение началось.
Бабушка Галя истолковала это по-своему.
— Хочешь кушать? — спросила она.
Я машинально кивнула.
Она тут же вручила мне полотенце, велев вымыть руки и придти на кухню.
После этого бабушка схватила в охапку веселого деда Костю и куда-то его помчала.
Стараясь не смотреть на кровать, я достала из сумки мочалку, шампунь, гели и отправилась искать ванную.
В полутемном коридорчике виднелось несколько дверей.
Туалет нашелся сразу. За другой дверью скрывалось помещеньице с краном. В нем стоял тазик с замоченным бельем. За третьей дверью была еще одна комната. Там, завернутая в клетчатый плед, дремала древняя старушка, которая испуганно на меня посмотрела.
— Ты кто?
— Я — Даша. Вы не подскажете, где найти ванну?
— Здравствуй, Дашенька, — успокоилась старушка.- Я — соседка твоей бабушки. Можешь звать меня тетя Наташа. А ванной у нас нет, деточка. Раз в неделю мы все вместе ходим мыться в баню. Ты когда-нибудь была в бане?
— В сауне.
— Сауна — это не баня! — Решительно сказала старушка. — Я тебя про настоящую русскую спрашиваю — с парилкой, с березовым веником! В такой была?
— В такой нет.
— А еще некоторые утверждают, что современного ребенка чем-нибудь удивить трудно. Решено. Идем в баню!
— Когда?
— Прямо сейчас соберемся и пойдем. И бабушку Галю захватим, чтобы она свой юбилей чистенькой встретила.
Бабулька расцвела прямо на глазах! А ведь еще пять минут назад мне казалось, что она глаза с трудом открывает.
— Дашенька! Даша! Ты куда запропастилась? — послышался голос бабушки Гали.
— Я здесь.
— Я ее жду, все разогрела, а она в гости пошла, оказывается!
— Галя! Мы с Дашей уже обо всем договорились. Собирай вещи и айда в баньку, попаримся.
— Но мы ж по вторникам ходим, а нынче четверг.
— Ей с дороги грязь с себя смыть — в самый раз!
— Так готовиться к юбилею надо!
— Юбилей надо чистой встретить. Даю на сборы десять минут!
Я, наконец, отвела глаза от тети-бабушки Наташи и тут же уперлась в ее старую фотографию, висящую на стене. Там она была сфотографирована во весь рост в непонятной форме.
— Так раньше милиционеры выглядели, — пояснила бабушкина соседка — Я двадцать пять лет в медвытрезвителе проработала.
. Баня оказалась совсем недалеко. Мы минут пятнадцать шли по тенистым, зеленым улицам, казавшимся после грохочущей Москвы, тихими и уютными, и остановились перед каменным зданием песочного цвета.
Пока бабушка Галя покупала в окошке билеты, я смотрела по сторонам. В центре, у стойки загорелый дядька в несвежем белом халате и помятом колпаке, под которым угадывалась блестящая лысина, разливал пиво. Видимо, очередной «сеанс» только что закончился, потому что народу тусовалось много. И волосы у всех были мокрые, а лица красные. Почти все что-то говорили друг другу, некоторые спорили из-за мест за столиками. Другие и вовсе пили стоя, предварительно чокнувшись кружками.
Еще я заметила, что мужчины выходили из двери на правой стороне, покрашенной в ярко-голубой цвет, на которой висела табличка с силуэтом полуобнаженного атлета.
А женщины появлялись из двери, расположенной ровно напротив, но выкрашенной уже в ярко-розовый цвет. Вместо дамского силуэта там от руки была намалевана жирная и черная буква «Ж».
— Нам сюда!, — скомандовала тетбаб Наташа. И мы вступили на территорию за розовой дверью. Потом куда-то свернули, отдернули плотные занавески и очутились в унылом помещении плотно заставленном скамейками с одной спинкой и двумя сидениями с разных сторон.
Пока я размышляла, что это может быть такое, бабушка Галя уже сидела на одной половине такой скамейки. А напротив ее раздевалась длинноволосая женщина с мальчиком лет семи.
Она совсем разделась! Догола! И стала торопить мальчика, который постоянно косился в мою сторону и упирался, когда она стаскивала с него трусы.
Я сделала вид, что ничего такого не происходит и тут же попала глазами в нескольких совершенно обнаженных тетенек с вениками в руках.
— Это баня для нудистов?
В ответ тетбаб Наташа возмутилась.
— Каких-таких нудистов? Это ты все стоишь и нудишь, вместо того, чтобы раздеваться.
Я повернулась и увидела, что бабушка Галя и ее соседка уже все с себя сняли и смотрят на меня.
— Раздевайся!
Я подумала и стянула платье. И сказала:
— Все! пойду мыться так!
— Над тобой будут смеяться, — сообщила тетбаб Наташа.
А я стояла и думала о том, что где-то слышала, что в бане все равны. А все были, наоборот, совсем. Ну совсем не равны! и какие-то не такие.
В одежде бабушка Галя выглядела похожей на пончик. А сейчас я увидела, что у нее большой отвислый живот и длинные груди. А еще на ногах — переплетения вен. А тетбаб Наташа, которая мне сначала показалась стройной, выглядела, как огурец на тонких ножках с тонкими ручками. Совсем, как в стишке: «Палки, палки, огуречик — вот и вышел человечек!»
Но тут в зал вошла женщина, при виде которой я обалдела от восторга. Она была в белых брюках и какой-то кофточке, на которой не задерживался взгляд, потому что ноги у нее имелись ноги такой длины, про которые говорят «от шеи». Она села и стала раздеваться, а я глаз от нее отвести не могла! А, когда она осталась обнаженной, я обалдела во второй раз, разглядывая кургузое короткое тело на длинных жилистых ногах. Настоящая женщина-паук! Неужели мужчинам нравятся пауки?
— Перестань пялиться на посторонних людей! Это неприлично! — Зашипела мне в ухо Тебаша (так я про себя уже окрестила тетбаб Наташу).
Я не очень поняла, почему голыми расхаживать прилично, а смотреть — верх невоспитанности, но спорить не стала. Но подумала, что надо у папы поинтересоваться — нравятся ли ему пауки?
Мне дали два веника и шапочку, бывшую мужскую, у которой отрезали поля. И мы вошли в зал, в котором стоял густой белый и горячий туман. Такой густой, что я невольно в нем задохнулась. К тому же пол, по которому текла мыльная вода, оказался ужасно скользким. Я рванула назад. Но бабушка Галя крепко взяла меня за руку, и мы стали искать свободное место и ничейные пустые тазики, которые почему-то назывались шайками.
— Давай, потри мне спинку!, — попросила тетбаб Наташа. — И уперлась двумя руками в каменную скамейку. — Мочалка в шайке!
Я достала ужасно горячую, лохматую мочалку и стала искать глазами гель.
— Ну! Что ты там застряла?
— Гель ищу.
— Гелем дома помоешься. Мылом намыль!
Я намылила эту странную мочалку большим куском мыла и стала старательно мыть тебашину спину.
— Ты что! Не своими руками мылишь?
— Своими.
— Так токо кошку чужую гладют. Шибче три. До красноты! До скрипу!
Я разозлилась ужасно. И стала тереть шибче. Настолько шибче, что уже через минуту ее спина стала красной, как у вареного рака.
Мне казалось, что кожа на этой спине сейчас треснет.
— Ох и хорошо, — закричала хозяйка спины.- От молодчинка! Давай и я тебе потру!
— Нет — завопила я.
— Согласна! Сначала в парилку!
Она напялила мне на голову шапо из шляпы и как-то быстренько втолкнула еще куда-то, где дышать было ну совсем невозможно!
— Поддайте-ка парку! — крикнул кто-то прямо над головой.
В ответ что-зашипело, а дышать стало просто невмоготу.
Сквозь этот горячий туман я с трудом разглядела полки, на которых, свесив босые ноги, как в аттракционе, сидели люди. Только уже не красные. А малиново-бордовые. Некоторые хлопали себя вениками по плечам и спине.
— Лезь сюда! Помогите ребенку!
Но я от них увернулась и поскользнувшись на полу босыми ногами, выплеснулась в обычный зал. Здесь теперь показалось прохладно и приятно. А прямо напротив двери были души! Нормальные человеческие души! И под ними никто не мылся, а все плескались в своих тазиках-шайках!
Возле нашей полки никого не было. Наверно, баба Галя тоже пошла париться. Я взяла свой пакет с гелем и шампунем, и помчалась под теплую струю воды.
День удался! Правда обратно пришлось идти в мокрых трусах. Но солнце припекало изрядно, и я быстро высохла.
Две недели промчались незаметно. Мыться мы с мамой теперь ходили в квартиру к ее подруге, где была ванна. В баню я больше не пошла. И Тебаша по этому поводу сильно огорчалась и даже сделала вывод, «что настоящие русские люди уже повыродились. А в Москве то уж точно».

Читайте также:  Подогрев дровами воды в бане

Источник статьи: http://proza.ru/2010/06/12/937

Adblock
detector