Меню

А зори здесь тихие 1972 эпизод в бане

Как режиссёр уговорил девушек на сцену в бане в советских «А зори здесь тихие»

Как известно, в советской военной драме «А зори здесь тихие» (1972) есть очень откровенная для тех времён сцена, где девушки моются в бане. Она есть в официальной версии.

Эту сцену 100% вырезали при трансляции на телевидении. Но в некоторых городах в кинотеатрах её всё же показали, с пометкой «от 16 и старше». В интернете эти кадры и видео находятся без труда.

Режиссёр Станислав Ростоцкий сам прошёл войну. Если бы не медсестра, тащившая его раненного на себе с поля боя несколько километров, он бы не выжил. В благодарность всем женщинам, прошедшим войну, он и снял этот шедевр. В память о войне у него вместо ноги остался деревянный протез.

Станислав Иосифович стал для молоденьких актрис кем-то вроде старшины Васкова для пяти самоотверженных девушек-зенитчиц.

Фильм снимали на суровой природе, в Карелии, недалеко от границы с Финляндией. Все испытания они проходили рука об руку.

Станислав при каждом прохождении через болото, холод, подбадривал актрис, поскрипывая протезом: «Баба сеяла горох, ух!»

Для молодых советских девушек казалось немыслимым раздеться на камеру в банной сцене, чтобы их потом увидели миллионы.

«Пусть снимаются дублёрши!» — категорично заявили они.

Режиссёр собрал их и сказал просто и откровенно:

Девочки, мне надо показать, куда падают фашистские пули. Не в мужские тела, а в женские, которые должны рожать.

Cъёмки хотели провести очень деликатно. На площадке остались вроде бы одни женщины, кроме режиссёра и оператора. Те прикрывали глаза.

Забыли про работника, который отвечал за пароустановку и копошился с техникой за перегородкой.

На репетиции девушки были в купальниках. Разделись только после команды: «Мотор».

Работник, отвечающий за пар, оторопел, увидев эту картину, и оставил оборудование без присмотра. Очнувшись, понял, что скоро она рванёт от переизбытка давления. Заорал «Ложись» и выбежал на площадку. Девушки завизжали, попадали. Установка взорвалась, но никто от ожогов не пострадал.

В общем, сцену сняли только со следующего дубля.

При цензурировании этот эпизод каким-то чудом оставили. Зато подобную сцену, где девушки загорают, вырезали.

Кстати, в современном ремейке есть такой же момент. В нём удивляет нетипичная, исторически недостоверная, выбритость для тех лет.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/kinotalk/kak-rejisser-ugovoril-devushek-na-scenu-v-bane-v-sovetskih-a-zori-zdes-tihie-5e182c1886c4a900b11c08a3

Была ли оригинальна «банная сцена» Станислава Ростоцкого?

Если в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» из банного эпизода удалить возгласы (типа — ты русалка, у тебя кожа прозрачная, с тебя скульптуру лепить…), то он будет выглядеть довольно скромно…

«Тот день банным был, и, когда наступило их время, девушки в предбаннике на новенькую, как на чудо, глядели… В отделении у них замухрышка одна была, Галка Четвертак. Худющая, востроносая, косички из пакли и грудь плоская, как у мальчишки. Женька ее в бане отскребла, прическу соорудила, гимнастерку подогнала — расцвела Галка».

И тем не менее режиссер Станислав Ростоцкий из этого писательского минимума в своем фильме создал полновесную сцену, считая этот эпизод очень важным для всей идеи фильма — ведь эти красивые и юные девушки наравне с мужчинами несут все тяготы войны и вскоре погибают от пуль фашистов.

Сцена стала настолько яркой и значимой для фильма, что во всех последующих ремейках (не экранизации повести, как заявляли последователи, а, по сути, именно ремейках фильма Ростоцкого) она была повторена. В тех или иных вариантах.

Читайте также:  Светильники дополнительные для бани

Так Ренату Давлетьярову (ремейк 2015 года) «банной обнаженки» показалось маловато, и он добавил сцену купания героинь под водопадом.

Китайский режиссер Мао Вэйнин (ремейк 2005 года) за неимением в Китае русской бани поместил приглашенных в сериал русских актрис в японские (?) фурако — огромные деревянные бочки с горячей водой.

Но насколько была оригинальной «банная сцена» девушек в военное время? Вряд ли судьбы девушек на войне волновали только Ростоцкого и автора повести. Поднималась ли до них в искусстве эта тема в именно таком аспекте?

Неожиданный ответ на этот вопрос нашелся на сайте SA-kuva среди 160 тысяч финских фотографий времен Второй мировой войны. И интересное совпадение — совпадение по времени вымышленных автором повести событий («Шел май 1942 года») и реальных событий, имеших место, но… по другую сторону фронта.

Небольшая историческая справка по военной ситуации в Карелии — месте, выбранном автором повести для сюжетной линии.

Карельский фронт существенно отличался от других фронтов Великой Отечественной войны. Он был самым протяженным — более полутора тысяч километров, и самым малопригодным для человеческого существования. Суровый климат и сложнейший рельеф местности (скалы, непроходимые болота, быстрые реки и студеные озера, сильные морозы зимой и дурная погода летом) обусловили бездорожье и малонаселенность.

Отсюда и вторая особенность Карельского фронта: он не имел сплошной линии фронта — только очаги сопротивления со своими линиями соприкосновения с противником, с незакрытыми участками между ними, через которые просачивались в тыл соперника как советские партизанские отряды, так и диверсионные группы противника Красной армии (в основном — финские, гораздо реже — немецкие).

Еще одна особенность фронта: на оккупированной территории не было баз с продовольствием и оружием, основная масса населения эвакуировалась, поэтому партизанские отряды совершали рейды в тыл врага из советской прифронтовой зоны, где они постоянно и базировались.

На ребольском направлении (Реболы — село в Центральной Карелии) войска Красной армии сдерживали наступление финской 14-й пехотной дивизии, стремящейся выйти к Кировской (Мурманской до 1935 года) железной дороге и Беломорско-Балтийскому каналу. После ожесточенных боев линия фронта на этом направлении надолго — с конца сентября 1941 до июня 1944 года — установилась восточнее Ругозера (Рукайярви), где обе стороны закончили оборудование плацдармов, опорных пунктов и подготовились к окопной войне.

По всей видимости, отсутствие активных боевых действий на этом участке Карельского фронта позволило солдатам финской 14-й пехотной дивизии разнообразить свой досуг и поучаствовать в своеобразном конкурсе поделок.

И как тут не вспомнить фразы повести Васильева:

«От тишины и безделья солдаты млели, как в парной».

Итак, в мае 1942 года, задолго до того, как у Бориса Васильева возникла идея написать повесть, а Станиславу Ростоцкому экранизировать ее, в оккупированной финскими войсками деревне Андронова Гора (Онтросенваара), где располагался штаб 14-й пехотной дивизии, была организована выставка конкурсных работ.

Среди самых престижных работ, выполненных солдатами дивизии на досуге и представленных на конкурс поделок (кубков и чашек из дерева, плетеных сумок и лаптей из бересты), внимание фотографа привлек рисунок девушек в бане. Из престижных работ конкурса, Рукайярви, Онтросенваара, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Читайте также:  Дверь для турецкой бани doorwood дорвуд 70x190

Поскольку страсть финнов к сауне стала практически их второй национальной религией, то не удивительно, что финский солдат на досуге написал картину на банную тему.

Возможно, она принадлежит кисти младшего сержанта Саркама (Sarkaman), который в том же мае 1942 года снят фотографом за работой над картиной «Сквозь огонь и дым из местности Омеля» (Омеля, она же Емельяновка, была местом ожесточенных боев в сентябре 1941 года).
Картина сержанта Саркамы «Сквозь огонь и дым из местности Омеля», Рукайярви, Онтросенваара, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Вряд ли в дивизии был еще один художник. Иначе бы он нашелся на многочисленных архивных фотографиях того же мая 1942 года, где многие авторы выставочных работ запечатлены в процессе их изготовления, как и сержант Саркама.
Сержант Саркама в минуты досуга практикуется в искусстве, Рукайярви, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Остается только гадать, кто вдохновил художника-любителя создать «банную» картину, кого он изобразил на ней?

На этом участке фронта трудилось более тысячи женщин, так называемых «Лотт» — членов женской военизированной организации «Лотта Свярд». Позировали ли они художнику, или это результат его фантазии? Может быть, он рисовал по памяти и на картине — довоенные воспоминания?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Но в любом случае неизвестная ранее картина с «банной сценой» однозначно опередила замыслы создателей популярных фильмов.

Источник статьи: http://shkolazhizni.ru/culture/articles/97432/

«А зори здесь тихие»: как Ростоцкий убедил актрис помыться в бане, и они там чуть не обварились

Чтобы снять знаменитую сцену в бане, режиссёр Станислав Ростоцкий полдня уговаривал актрис раздеться. «Пусть снимаются дублёрши!» — категорично заявили они.

Тогда Ростоцкий использовал последний аргумент: он хочет донести до зрителя весь ужас войны, в которой красивые и молодые женские тела, созданные для любви и деторождения, оказываются мишенями для пуль.

К съёмках подошли максимально деликатно. Работали над сценой женщины-осветители, из мужчин на съёмочной площадке остались только режиссёр и оператор, но и те находились за плёнкой, в которой проделали дырки для камеры и для глаз режиссёра.

На репетиции актрисы были одеты в купальники и разделись только тогда, когда прозвучала команда «мотор!» Снимали сцену в павильоне, за которым поставили специальное оборудование. Оно подавало пар и тем самым имитировало банную обстановку.

В разгар съёмки банного эпизода прямо в павильон, где лежали намыленные актрисы, влетел человек в ватнике и сапогах и дурным голосом закричал: «Ложись!»

Это был человек, который отвечал за пароустановку. Про него никто и не вспомнил, и он преспокойно наблюдал, стоя за фанерной перегородкой, за репетицией, а потом, увидев раздетых актрис, начисто забыл, зачем он вообще присутствует на съёмках. Ещё бы! Столько красивых обнажённых женщин!

После его криков все бросились на пол, и после этого пароустановка взорвалась. От ожогов актрис спасла только быстрая реакция. Иначе ожогов от пара было бы не избежать!

А Станиславу Ростоцкому пришлось ещё отстаивать банный эпизод перед руководством: столь откровенные сцены были недопустимы в советском кино. Но, видимо, Ростоцкий обладал каким-то особым даром убеждения, потому что эпизод в бане всё-таки оставили. А вот сцену, где девушки загорают, лёжа на брезенте, сохранить не удалось. Её «съела» цензура.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/zahodi_na_ogonek/a-zori-zdes-tihie-kak-rostockii-ubedil-aktris-pomytsia-v-bane-i-oni-tam-chut-ne-obvarilis-5d419ee4b96cfd00ae59ab38

…А зори здесь тихие

«Мне нужно показать, что убивают не просто людей, а женщин, красивых и молодых, которые рожать должны, продолжать род», – так обозначил свою цель Станислав Ростоцкий. Режиссер, сам прошедший войну, утверждал, что экранизировать эту историю его побудили воспоминания о медсестре, вынесшей его когда-то с поля боя.

Читайте также:  Как не обжигать лицо в бане

Пять молодых зенитчиц и их командир, старшина Федот Васков (Андрей Мартынов), узнают, что в лесу рядом с их частью орудует отряд немецких диверсантов; их возможная цель – Кировская железная дорога. Отправившись на разведку, бойцы обнаруживают, что немцы в несколько раз превосходят их числом.

Участие женщин в Великой Отечественной войне долгое время не афишировалось, но и не замалчивалось. Как пишет исследователь Ольга Никонова, фильм «. А зори здесь тихие» внес свою лепту в создание своеобразного «женского мемориала» в культуре:

«На протяжении почти двух «брежневских» десятилетий советский кинематограф пополнился множеством кинокартин разных жанров, в которых тема женщины на войне была центральной или развивалась параллельно с главной («Женя, Женечка и „катюша“» (1967), «Крепкий орешек» (1968), «Песнь о Маншук» (1969), «Белорусский вокзал» (1970), «…А зори здесь тихие» (1972), «В небе „Ночные ведьмы“» (1981) и др.). Даже в условиях советской цензуры в этих фильмах оставалось место для неформального, женского взгляда на войну. Благодаря популярности кинематографа этот взгляд постепенно «вплетался» в канву коллективной советской памяти о Великой Отечественной войне. В 1980-е годы Светлана Алексиевич начала работу над книгой женских воспоминаний о войне, которой суждено было стать первой доперестроечной репрезентацией альтернативной памяти. В последующие годы по книге Алексиевич был поставлен целый ряд спектаклей, первым из которых была постановка Анатолия Эфроса в театре на Таганке в 1985 году. А недавно – в 2004 году – книга была переиздана «без купюр».

Великая Отечественная война осталась в памяти последующих поколений войной, у которой не было «женского лица». Почти миллионная армия женщин, принимавших участие в боевых действиях, в официальной мемориальной культуре «растворилась», превратившись в невидимых солдат великой войны. Героические репрезентации мужественных женщин-партизанок и сражавшихся наравне с мужчинами летчиц не могли адекватно передать всю полноту женской военной повседневности. Пафосность и монументализм мифа о Великой Отечественной войне до сих пор сторонятся женского взгляда и альтернативных моделей интерпретации военного опыта. Современная российская власть, следуя советской традиции, продолжает беречь свои военные «тайны» от ученых. Сегодня велик риск того, что женский опыт войны окончательно превратится в «фигуру умолчания». Женский мемориал Великой Отечественной пока остается неформальным, воплощаясь в военной лирике Юлии Друниной, воспоминаниях женщин-фронтовичек и кинодраме 1972 года «…А зори здесь тихие».

Судьба ленты была трудной. Концепция фильма не понравилась автору повести, Борису Васильеву, позже из режиссерской версии были вырезаны некоторые эпизоды. После премьеры критики пеняли Станиславу Ростоцкому за «мозаичность» повествования: в частности, не всем был понятен смысл сцен, показывающих жизнь героев до войны, данных в противовес «черно-белой» военной жизни. А в процессе съемок самым многострадальным из всех эпизодов картины оказался эпизод в бане. Его не только пыталось вырезать потом кинематографическое начальство; актрисы, для большинства из которых участие в съемках было первой работой для большого экрана, наотрез отказывались сниматься обнаженными. С большим трудом Ростоцкому удалось переубедить их.

Благодарим за предоставленный материал литературный интернет-проект «Журнальный зал».

Источник статьи: http://www.culture.ru/movies/352/a-zori-zdes-tikhie

Adblock
detector