Меню

А зори здесь тихие момент в бане какая минута

«А зори здесь тихие»: как Ростоцкий убедил актрис помыться в бане, и они там чуть не обварились

Чтобы снять знаменитую сцену в бане, режиссёр Станислав Ростоцкий полдня уговаривал актрис раздеться. «Пусть снимаются дублёрши!» — категорично заявили они.

Тогда Ростоцкий использовал последний аргумент: он хочет донести до зрителя весь ужас войны, в которой красивые и молодые женские тела, созданные для любви и деторождения, оказываются мишенями для пуль.

К съёмках подошли максимально деликатно. Работали над сценой женщины-осветители, из мужчин на съёмочной площадке остались только режиссёр и оператор, но и те находились за плёнкой, в которой проделали дырки для камеры и для глаз режиссёра.

На репетиции актрисы были одеты в купальники и разделись только тогда, когда прозвучала команда «мотор!» Снимали сцену в павильоне, за которым поставили специальное оборудование. Оно подавало пар и тем самым имитировало банную обстановку.

В разгар съёмки банного эпизода прямо в павильон, где лежали намыленные актрисы, влетел человек в ватнике и сапогах и дурным голосом закричал: «Ложись!»

Это был человек, который отвечал за пароустановку. Про него никто и не вспомнил, и он преспокойно наблюдал, стоя за фанерной перегородкой, за репетицией, а потом, увидев раздетых актрис, начисто забыл, зачем он вообще присутствует на съёмках. Ещё бы! Столько красивых обнажённых женщин!

После его криков все бросились на пол, и после этого пароустановка взорвалась. От ожогов актрис спасла только быстрая реакция. Иначе ожогов от пара было бы не избежать!

А Станиславу Ростоцкому пришлось ещё отстаивать банный эпизод перед руководством: столь откровенные сцены были недопустимы в советском кино. Но, видимо, Ростоцкий обладал каким-то особым даром убеждения, потому что эпизод в бане всё-таки оставили. А вот сцену, где девушки загорают, лёжа на брезенте, сохранить не удалось. Её «съела» цензура.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/zahodi_na_ogonek/a-zori-zdes-tihie-kak-rostockii-ubedil-aktris-pomytsia-v-bane-i-oni-tam-chut-ne-obvarilis-5d419ee4b96cfd00ae59ab38

Ремейк «А зори здесь тихие». Что было за кадром

Довелось недавно иметь удовольствие увидеть новую версию » А зори здесь тихие». Помнится, от ценителей кино посыпалось множество восхищений и оценок пикантных сцен в бане с участием несравненной Кристины Асмус, но это ладно: ни одна из участниц актерской команды не подкачала и выдали, на мой взгляд отличнейшую кинокартину о Великой отечественной.

Вначале почему то подумалось, что Кристина Асмус в роли Женьки Комельковой, оказалось что нет, а в роли нее бывшая участница Reflex Евгения Малахова. Как выяснилось, она на момент съемок уже стала студенткой ВГИКа и что примечательно, во время поступления обыгрывала отрывок именно из «Тихих зорь». Возможно поэтому Комелькова здесь получилась столь эффектной и убедительной.

Съемки «Тихих зорь» пришлись тяжело. Особенно трудными стали сцены на болоте одно из которых нежданно высохло, включая близлежащие, а точнее 100-200 км в округе. Трава сухая, планы для съемок отсутствуют, но все же одно нашли — реально страшное болото, съемки на котором, как признались участницы — стало жестоким испытанием. Приходилось находиться по пояс в воде часами, при том, что илистое дно было устлано корягами. В ожидании очередного дубля девушкам пришлось мокнуть под дождем — в военных гимнастерках, с винтовками в руках и грузом за спиной.

По признанию актрис, это было реально тяжело, но преодолели все. Сцена, где Малахова купаясь в озере, распугала немцев, не просто далась, а получилась по настоящему убедительной.

Читайте также:  Почему в бане пот соленый

Было очень холодно из зи большего количества дублей. Пришлось стоять в одной ночнушке в воде, но то немец не так пройдет то она не так прыгнет, то камера пропотеет. Под конец уже помутился рассудок: руки, ноги дрожат, губы синие. Отогревала вся съемочная команда.

Кристина Асмус взяла с собой на съемки дочку, так как была кормящей матерью. Она призналась, что ей было очень трудно отыгрывать эмоции опасности и смерти. Некоторые моменты было сложно поймать в кадре. Девчонок положили каскадеры: пришлось самой падать ничком на камеру, но получилось у нее так эффектно, что их старший подметил, что получилось даже лучше чем у его каскадеров.

По поводу сцен в бане Кристина призналась, что показать или заострить внимание на обнаженке не было их целью. Своей игрой они хотели максимально близко передать атмосферу, в которой юные девичьи тела вот вот пронзят немецкие пули и штыки.

Фильм не является копией старых «Тихих зорь», потому как сценарий был максимально приближен к повести Бориса Васильева и поэтому ремейк отличается от прежней версии

Специально для съемок отобрали интересных актрис, надо полагать чтобы максимально вовлечь молодое поколение к теме Великой отечественной или Второй мировой, что суть одно и тоже.

Пересмотрел старый фильм и все думаю, почему Четвертак в лесу вскрикнула? Немцы прошли мимо, могла спастись. В общем, волей неволей, примериваешь прежние образы на современных актрис — взгляды, голоса, эмоции, и честно сказать даже не знаешь что лучше.

Слова Васкова к немцам: «Пять девчат положили». Каково было в реальной жизни, поэтому фильм невольно примериваешь и на давно ушедшую, суровую действительность, которую можно представить лишь приблизительно.

Андрей Малахов недавно поинтересовался у Елены Драпеко, как ей Тихие зори..

Она сказала: ««Пусть хотя бы молодежь так знает о войне».

Источник статьи: http://www.9111.ru/questions/777777777723745/

Была ли оригинальна «банная сцена» Станислава Ростоцкого?

Если в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» из банного эпизода удалить возгласы (типа — ты русалка, у тебя кожа прозрачная, с тебя скульптуру лепить…), то он будет выглядеть довольно скромно…

«Тот день банным был, и, когда наступило их время, девушки в предбаннике на новенькую, как на чудо, глядели… В отделении у них замухрышка одна была, Галка Четвертак. Худющая, востроносая, косички из пакли и грудь плоская, как у мальчишки. Женька ее в бане отскребла, прическу соорудила, гимнастерку подогнала — расцвела Галка».

И тем не менее режиссер Станислав Ростоцкий из этого писательского минимума в своем фильме создал полновесную сцену, считая этот эпизод очень важным для всей идеи фильма — ведь эти красивые и юные девушки наравне с мужчинами несут все тяготы войны и вскоре погибают от пуль фашистов.

Сцена стала настолько яркой и значимой для фильма, что во всех последующих ремейках (не экранизации повести, как заявляли последователи, а, по сути, именно ремейках фильма Ростоцкого) она была повторена. В тех или иных вариантах.

Так Ренату Давлетьярову (ремейк 2015 года) «банной обнаженки» показалось маловато, и он добавил сцену купания героинь под водопадом.

Китайский режиссер Мао Вэйнин (ремейк 2005 года) за неимением в Китае русской бани поместил приглашенных в сериал русских актрис в японские (?) фурако — огромные деревянные бочки с горячей водой.

Читайте также:  Маска для волос после бани

Но насколько была оригинальной «банная сцена» девушек в военное время? Вряд ли судьбы девушек на войне волновали только Ростоцкого и автора повести. Поднималась ли до них в искусстве эта тема в именно таком аспекте?

Неожиданный ответ на этот вопрос нашелся на сайте SA-kuva среди 160 тысяч финских фотографий времен Второй мировой войны. И интересное совпадение — совпадение по времени вымышленных автором повести событий («Шел май 1942 года») и реальных событий, имеших место, но… по другую сторону фронта.

Небольшая историческая справка по военной ситуации в Карелии — месте, выбранном автором повести для сюжетной линии.

Карельский фронт существенно отличался от других фронтов Великой Отечественной войны. Он был самым протяженным — более полутора тысяч километров, и самым малопригодным для человеческого существования. Суровый климат и сложнейший рельеф местности (скалы, непроходимые болота, быстрые реки и студеные озера, сильные морозы зимой и дурная погода летом) обусловили бездорожье и малонаселенность.

Отсюда и вторая особенность Карельского фронта: он не имел сплошной линии фронта — только очаги сопротивления со своими линиями соприкосновения с противником, с незакрытыми участками между ними, через которые просачивались в тыл соперника как советские партизанские отряды, так и диверсионные группы противника Красной армии (в основном — финские, гораздо реже — немецкие).

Еще одна особенность фронта: на оккупированной территории не было баз с продовольствием и оружием, основная масса населения эвакуировалась, поэтому партизанские отряды совершали рейды в тыл врага из советской прифронтовой зоны, где они постоянно и базировались.

На ребольском направлении (Реболы — село в Центральной Карелии) войска Красной армии сдерживали наступление финской 14-й пехотной дивизии, стремящейся выйти к Кировской (Мурманской до 1935 года) железной дороге и Беломорско-Балтийскому каналу. После ожесточенных боев линия фронта на этом направлении надолго — с конца сентября 1941 до июня 1944 года — установилась восточнее Ругозера (Рукайярви), где обе стороны закончили оборудование плацдармов, опорных пунктов и подготовились к окопной войне.

По всей видимости, отсутствие активных боевых действий на этом участке Карельского фронта позволило солдатам финской 14-й пехотной дивизии разнообразить свой досуг и поучаствовать в своеобразном конкурсе поделок.

И как тут не вспомнить фразы повести Васильева:

«От тишины и безделья солдаты млели, как в парной».

Итак, в мае 1942 года, задолго до того, как у Бориса Васильева возникла идея написать повесть, а Станиславу Ростоцкому экранизировать ее, в оккупированной финскими войсками деревне Андронова Гора (Онтросенваара), где располагался штаб 14-й пехотной дивизии, была организована выставка конкурсных работ.

Среди самых престижных работ, выполненных солдатами дивизии на досуге и представленных на конкурс поделок (кубков и чашек из дерева, плетеных сумок и лаптей из бересты), внимание фотографа привлек рисунок девушек в бане. Из престижных работ конкурса, Рукайярви, Онтросенваара, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Поскольку страсть финнов к сауне стала практически их второй национальной религией, то не удивительно, что финский солдат на досуге написал картину на банную тему.

Возможно, она принадлежит кисти младшего сержанта Саркама (Sarkaman), который в том же мае 1942 года снят фотографом за работой над картиной «Сквозь огонь и дым из местности Омеля» (Омеля, она же Емельяновка, была местом ожесточенных боев в сентябре 1941 года).
Картина сержанта Саркамы «Сквозь огонь и дым из местности Омеля», Рукайярви, Онтросенваара, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Читайте также:  Бани из сруба архыз

Вряд ли в дивизии был еще один художник. Иначе бы он нашелся на многочисленных архивных фотографиях того же мая 1942 года, где многие авторы выставочных работ запечатлены в процессе их изготовления, как и сержант Саркама.
Сержант Саркама в минуты досуга практикуется в искусстве, Рукайярви, май 1942 г.
Фото: SA-kuva

Остается только гадать, кто вдохновил художника-любителя создать «банную» картину, кого он изобразил на ней?

На этом участке фронта трудилось более тысячи женщин, так называемых «Лотт» — членов женской военизированной организации «Лотта Свярд». Позировали ли они художнику, или это результат его фантазии? Может быть, он рисовал по памяти и на картине — довоенные воспоминания?

Вопросы, вопросы, вопросы…

Но в любом случае неизвестная ранее картина с «банной сценой» однозначно опередила замыслы создателей популярных фильмов.

Источник статьи: http://shkolazhizni.ru/culture/articles/97432/

Как режиссёр уговорил девушек на сцену в бане в советских «А зори здесь тихие»

Как известно, в советской военной драме «А зори здесь тихие» (1972) есть очень откровенная для тех времён сцена, где девушки моются в бане. Она есть в официальной версии.

Эту сцену 100% вырезали при трансляции на телевидении. Но в некоторых городах в кинотеатрах её всё же показали, с пометкой «от 16 и старше». В интернете эти кадры и видео находятся без труда.

Режиссёр Станислав Ростоцкий сам прошёл войну. Если бы не медсестра, тащившая его раненного на себе с поля боя несколько километров, он бы не выжил. В благодарность всем женщинам, прошедшим войну, он и снял этот шедевр. В память о войне у него вместо ноги остался деревянный протез.

Станислав Иосифович стал для молоденьких актрис кем-то вроде старшины Васкова для пяти самоотверженных девушек-зенитчиц.

Фильм снимали на суровой природе, в Карелии, недалеко от границы с Финляндией. Все испытания они проходили рука об руку.

Станислав при каждом прохождении через болото, холод, подбадривал актрис, поскрипывая протезом: «Баба сеяла горох, ух!»

Для молодых советских девушек казалось немыслимым раздеться на камеру в банной сцене, чтобы их потом увидели миллионы.

«Пусть снимаются дублёрши!» — категорично заявили они.

Режиссёр собрал их и сказал просто и откровенно:

Девочки, мне надо показать, куда падают фашистские пули. Не в мужские тела, а в женские, которые должны рожать.

Cъёмки хотели провести очень деликатно. На площадке остались вроде бы одни женщины, кроме режиссёра и оператора. Те прикрывали глаза.

Забыли про работника, который отвечал за пароустановку и копошился с техникой за перегородкой.

На репетиции девушки были в купальниках. Разделись только после команды: «Мотор».

Работник, отвечающий за пар, оторопел, увидев эту картину, и оставил оборудование без присмотра. Очнувшись, понял, что скоро она рванёт от переизбытка давления. Заорал «Ложись» и выбежал на площадку. Девушки завизжали, попадали. Установка взорвалась, но никто от ожогов не пострадал.

В общем, сцену сняли только со следующего дубля.

При цензурировании этот эпизод каким-то чудом оставили. Зато подобную сцену, где девушки загорают, вырезали.

Кстати, в современном ремейке есть такой же момент. В нём удивляет нетипичная, исторически недостоверная, выбритость для тех лет.

Источник статьи: http://zendiar.com/kak-rezhissyor-ugovoril-devushek-na-stsenu-v-bane-v-sovetskih-a-zori-zdes-tihie-16620/

Adblock
detector