Меню

Армия солдаты моются в бани

Мой незабываемый год в армии. Часть 11: банный день

В 2014 году в новостях трубили о том, что во всех казармах оборудовали душевые кабины, чтобы солдаты наконец-то в XXI веке нормально мылись не раз в неделю, а каждый день.

В армию я пошёл летом 2016 года. И как вы думаете, сколько раз в неделю мы мылись в учебке? Правильно – один. В четверг, в банный день.

Конечно, душевые кабинки, установленные по приказу министра обороны, были. Но пользоваться ими было нельзя. Почему? На это у меня есть два ответа:

1) Потому, что это армия. Нечего солдату такую роскошь давать, пусть моется нормально раз в неделю. А в остальные дни подмывается в раковине в холодной воде.

2) Кабинки были сделаны так плохо, что из них постоянно текла вода, заливая помещение комнаты для умывания. Убирать это должен был тот, кто мылся, но чаще всего это приходилось бы делать наряду.

В итоге этими самыми душевыми мы пользовались в исключительных случаях. Оставалось два варианта, как помыться.

Раковина

Умение мыться по пояс в раковине солдат, который не хочет быть источником вони, должен быстро освоить в первые же дни. А других вариантов у него особо и нет. Делать всё приходится максимально быстро, ведь число раковин ограничено (у нас в казарме было 10), а желающих умыться – раз в 10 больше.

Алгоритм прост – зачёрпываешь воду ладонями и обтираешься. Если есть возможность, лучше намылиться. Вода, конечно же, холодная. К этому быстро привыкаешь, воспринимаешь, как должное.

И всё же удивительно, что в XXI веке в стране с одним из самых больших военных бюджетов до сих пор не провели горячую воду во все казармы. Сейчас в комментариях многие напишут, что так надо, для закаливания. И что солдат должен переносить все тяготы и лишения. Однако закаливаются совсем не так. И призывают людей с разным здоровьем, не у всех оно железное. В результате осенью, когда свирепствуют ГРИПП и ОРВИ, у нас слегла половина роты, поскольку холодная вода и нормальная помывка всего раз в неделю не очень способствуют имунитету.

В раковине мылись каждый день при любой возможности: после зарядки или занятий по ФП, после различных работ и перед сном. Но, конечно, нормально помыться ниже пояса таким способом весьма проблемно, для этого есть баня. Раз в неделю.

Если кто-то на этом моменте представил деревянную баню с вениками и прочими атрибутами, то спешу разочаровать. Армейская баня – это просто большая душевая, в которой одновременно могут мыться десятки человек.

Поход в неё был целым мероприятием.

В четверг после обеда рота строилась у казармы с чёрными пакетами в руках. Именно чёрными, не серыми и не синими, всё должно быть однообразно!

В пакете с собой солдат брал мочалку, мыло, банное полотенце (вафельное, от других полотенец отличалось только клеймом с буквой «б») и жидкое мыло. Его можно использовать как гель для душа. Очень плохой гель для душа, который почти не пенится и отвратительно смывается.

Дорога до бани занимала примерно километр. В процессе мы непременно пару раз падали по команде «вспышка справа» или же шли гусиным шагом. Обычные наказания за разговоры в строю. Но это ерунда. А вот настоящий дурдом наступал, когда на улицы ожидался дождь.

В этом случае каптёры выдавали нам ветровки от ветро-влагозащитного костюма. Его надевают поверх формы, костюм сделан из прорезиненной ткани. Заявлено, что она мембранная, то есть должна дышать. На деле же куртка пропускает воздух ненамного лучше, чем ОЗК.

В итоге за обратный путь от бани до казармы можно было пропотеть так, что смысл всего мероприятия терялся. А как-то раз нам и вовсе сказали надеть ВВЗ поверх зимних курток. При этом куртка у меня была 60-го размера (нет, я не настолько большой, такую выдали), а ветровка – 48-го. Можете представить, как это выглядело.

Что-то я отвлёкся, вернёмся к теме. Придя к зданию бани, старшина проверяет у всех наличие мочалки и других предметов из пакета. Их по очереди доставали и показывали. В первый банный день мочалки у меня не оказалось – когда их выдавали, я лежал в госпитале . Старшина высказал в мою сторону несколько нецензурных слов, но больше никаких санкций не последовало. А мочалку я всё же потом раздобыл.

Затем зачитывался список тех, кто пришёл на помывку. Услышав фамилию, нужно было зайти внутрь. Один из каптёров выдавал комплект из чистых трусов, майки и носков. В предбаннике раздеваемся и ждём, когда разрешат зайти. Душей на всех не хватит, поэтому запускают по очереди.

Оказавшись внутри, всё равно сразу мыться не начнёшь. Кто-то ещё домывается, встаёшь в очередь неподалёку, ждёшь, пока душ освободится. На многих отсутствовала лейка, где-то она была сломана и вода била во все стороны, но не на тебя. Но это всё не так важно, поскольку наконец-то можно нормально помыться в горячей воде. Много времени, конечно, никто не даст, тебя ждут другие, поэтому тоже надо поторопиться.

Натирался обычным мылом, жидкое особо не использовал. Армейское мыло действительно хорошее, отлично пенится, хорошо смывается и оставляет приятный запах. Поскольку стрижка на голове была предельно короткой, шампунь не требовался, да и его всё равно бы выкинули из тумбочки при первой же проверке.

Выйдя после помывки, первым делом находишь свои вещи. Радуешься, если кто-то случайно или специально ничего из них не взял.

А дальше предстояло надеть свежий комплект белья. В чём тут может возникнуть проблема?

Комплект формировался случайно: могли попасться трусы 46-го размера и футболка 60-го. В результате приходилось носиться голым по предбаннику и искать того, с кем можно поменяться. Но иногда могло и повезти с размерами, это было приятным сюрпризом. Что касается носков, то могли попасться рваные. Обычно многие решали проблему легко – брали в сушилке чужие. И это очень бесило.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/ivanartu/moi-nezabyvaemyi-god-v-armii-chast-11-bannyi-den-5f70db48df292d1109527a09

Банный день в армии

Суббота. На гражданке многие спят до обеда, потом валяются на диване, гуляют или занимаются домашними делами. А в армии в этот день наводится идеальная чистота в расположении роты. А в некоторых частях еще и проходит банный день. Про помывку сейчас и пойдёт речь.

Банный день проходит один раз в неделю. Кому-то покажется, что мало для человека, ведь надо каждый день принимать душ. Но в армии невозможно мыться ежедневно, если в расположении нет душа. Кроме этого, частый прием душа нарушает естественную микрофлору человека.

Наступил банный день

И вот наступил банный день. Это может произойти с утра, ближе к обеду или даже вечером. Каждый солдат берёт с собой мочалку, тапочки, мыло и другие принадлежности. Рота отправляется в баню.

Банный день — это только название. Ничего общего с баней нет. В полях это палатки с душем, а в части сооружение с душевыми. Именно под душем приходится мыться каждому военнослужащему.

Во время помывки можно вспомнить о бане, парилке и о том, что можно два или даже три часа посидеть и отдохнуть. Но здесь всё иначе — время на помывку около 15 минут.

Нательное бельё и осмотр врачом

В армии выдаётся нательное белье. Именно во время банного дня нужно положить грязное бельё в корзины. Затем оно отправляется на дезинфекцию и стирку.

Также перед помывкой солдаты проходят медицинский осмотр. В банном комплексе сидит врач и смотрит каждого бойца. Ничего серьёзно — показать внешний вид, повернуться и сказать, что жалоб нет.

Какой водой мыться — холодной или горячей?

А теперь о самом приятном — помывке. Времени на это дело немного. Поэтому надо найти хороший душ, где возможно настроить тёплую воду. К сожалению, в армии есть такое явление, как два варианта воды — холодная или горячая.

Но, судя по стремительным реформам, ситуация налаживается в лучшую сторону. Если не повезёт, то придётся мыться под той водой, которая есть.

Чистое бельё и в расположение

После помывки все получают чистое нательное бельё, одеваются и направляются в расположение роты. И тут может ждать сюрприз — если идти далеко, то все приходят в казарму потными и грязными. Вот такие дела!

Читайте также:  Проекты маленькой бани с комнатой отдыха и террасой

А что в казарме?

Во время банного дня в казарме меняется постельное бельё, старое отправляется на склад, а новое на кровати солдат. В плане целостности проблем не бывает. Редко попадаются рваные простыни и наволочки. Как же пододеяльники? А их в армии России нет.

Если банный день приходится на ПХД, то вместе с помывкой личный состав наводит идеальную чистоту.

И самое приятное

Душ в казарме — очень приятный момент. Можно встать после отбоя, взать мочалку и спокойно помыться. Никто не будет торопить, если нет ещё желающих спокойно помыться. И даже можно помыть тело и голову шампунем и гелем для душа.

Такой банный день в армии.

Нам будет очень приятно, если вы поставите лайк и подпишитесь на канал.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/5ae07cbc9e29a2ecd8322b41/bannyi-den-v-armii-5ae486297ddde89ac245bd1f

Особенности офицерской бани

Основное время офицер занят службой. Каждый знает, что лучше иметь сто сейфов, чем двадцать солдат. Но генералом не станешь, если не покомандуешь бойцами. А бойцы заставляют напрягать нервы – то в самоволку сбегут, то винца выпьют, а то сожрут, что-то непотребное и прямиком массово в санчасть. Мирная жизнь разлагает армейский коллектив. А за всё отвечает командир, офицер.

Чтобы снимать это самое напряжение в каждой войсковой части обычно есть баня, сауна, где офицер может «принять на грудь» и расслабиться. По штатному расписанию бани нет и, потому строят её, обычно, «хап способом» и укомплектовывают, тем, что под рукой — обычной войсковой мебелью, которая отличается своей простотой, массивностью и надёжностью.
А пристраивают баньку где-нибудь в автопарке, подальше от вышестоящих контролёров, поближе к источнику водо- и электроснабжения.

Кто не знает казарменного солдатского табурета? Только тот, кто не был в армии, не служил. А вот послужившие люди помнят этот простой, как мычание, увесистый и надёжный, очень устойчивый и долговечный элемент казарменной меблировки. Иногда смотришь фильм, где герой в драке разбивает стул об голову противника, а тот, стряхнув обломки, продолжает драку. С солдатским табуретом такое не пройдёт – одного удара будет достаточно, чтобы навсегда(О Господи!) простится с почившим.
Устроен он очень просто и удобно — четыре ножки и сверху цельная доска. Посреди крышки, тобишь седалищного места – прорезь, чтобы можно было вставить руку и перенести или переставить табурет. Табурет покрыт немыслимым количеством слоёв краски, потому как красят, минимум раз в год. Служит табурет долго. А когда подразделение, например, направлялось на массовое культурное мероприятие, то каждый солдат брал свой табурет и шёл с ним в строю, удобно держа его в руке.

По тем, советским временам, баня без водки, это недоразумение. Водку брали из расчёта – бутылка на человека. И обычно не хватало, потому как баня – это не просто помывка тела, а целый процесс с задушевными беседами на внеслужебные темы. Температура в парилке обычно зашкаливает за сотню градусов и после парилки легко трезвели. Топит баню дежурный по автопарку, обычно прапорщик, и за труды, получает свою долю обычно в виде гранёного стакана. Халява прельщает и под видом проверки прапорщик заскакивает по несколько раз.
Его не обижают.

Лейтенант Владимир Мотуз отличался могучим телосложением и громовым голосом. Даже во время учений с боевой стрельбой он, без всяких посыльных и радиостанций управлял взводом, перекрывая шум разрывов и стрельбы громовыми раскатами своих команд. Могучему телосложению соответствовали и размеры основных мужских органов, начиная от размера ноги. Внушительные размеры мужских достоинств являлись предметом банных острот. Мотузу это нравилось, но сам факт порой огорчал, потому как найти пару для семьи он долгое время не мог.
Размеры пугали.

Баню он любил и не пропускал ни одной субботы. В тот памятный вечер Мотуз отдыхал в кругу своих сослуживцев. День был тяжёлый, готовились к учениям и по замыслу, десантникам придали самоходную батарею СУ-85. Кто не знает, скажу попроще – это тот же танк, только башня не вращается. Три таких «танка» разместили в автопарке и ответственность за их охрану, естественно, возложили на дежурного по автопарку.

Прапорщик Цурюпа баню истопил образцово – в парилке устойчиво держалось 110 по Цельсию и голая компания офицеров «отрывалась» по полной программе – водку запивали пивком, дулись «в дурака», курили – дым коромыслом. Благо погода была отличная, открыли окно. Уже стемнело, но расходится не собирались. Когда Цурюпа в очередной раз заскочил в баню, его приобщили к столу, где в это время лейтенант Миша Соловьёв обсуждал нехватку спиртного. Но одеваться и бежать за три километра никому не хотелось.
Тогда Соловьёв предложил «съездить за «пойлом» на СУ-85 – благо стоят с полными баками топлива, а главное, «ни одно ГАИ не остановит и не попросят дыхнуть в трубочку».
Это обрадовало компанию и вопрос стали живо обсуждать.

Цурюпа поднялся в полный рост, поставил стакан и, сложив известную фигуру из трёх пальцев, грозно вращая глазами, заявил.
— Только попробуйте! Не, ну это ж надо такое предложить! Лично – голову оторву.Только попробуйте — пожарным багром отгонять буду. Она ж у меня под охраной, меня же посадят, ежели что.
Посмеялись и он, бурча ругательства под нос, ушёл в нести дежурство.

Мотуз сидел на своём табурете в полной расслабленности. Свою простынь он оставил в парилке, где постелил её на полках и потому красовался как Адам — в первозданном виде, потягивал пиво и улыбаясь то одному, то другому собеседнику. Настроение было прекрасное.
— Пора в парилку, — подал голос Сикорский, ближайший друг Мотуза.
Мотуз улыбнулся, кивнул.
— Идём – и поднялся…

Лейтенанты чуть не попадали со стульев, потому как раздался такой рёв, будто они находились вблизи стартовой площадки космодрома. Мотуз стоял к ним спиной, а к его голой заднице как будто приклеилась табуретка. Глянув на «чудо» пристальней, действительно попадали на пол – в прорези днища табурета виднелись два округлых шара, входящих в комплекс мужского достоинства.
Пока Мотуз голым задом расслаблялся на табурете, эти «шарики» по очереди тихо проскочили в прорезь, а когда он поднялся, накрепко заклинили отверстие. Не понимая, что происходит, Володя вертелся и ревел благим матом как самолёт на форсаже.
Уняв смех, Мотуза заставили сесть. Под всеобщее ликование, Сикорский лёг на пол, залез под табурет, как шофёр под машину и поочерёдно заправил оба внушительных яичка в злополучную прорезь табурета.
Рёв утих, отразившись эхом в автопарке.

В это время в баню ворвался Цурюпа.
— Не, ну какие же вы гады! Кто танк заводил.

С тех пор к лейтенанту Володе Мотузу прочно приклеилась кличка – Вова-танк.

Источник статьи: http://proza.ru/2011/05/04/162

Дневники солдата. Первая армейская «Панорама», баня, берцы и. кантик на затылке

TUT.BY продолжает публиковать дневник Антона Суряпина, который проходит срочную службу в 11-й гвардейской механизированной бригаде в Слониме. Сегодня солдат делится впечатлениями о том, как прошла первая неделя в части.

День 1. Пятница, 21 ноября

Пишу эти строки из автобуса. На часах 9 утра. Уже прошли первые три часа моего призывного года. В автобусе со мной еще 15 призванных защищать Родину. Мы движем в Минск, в областной сборный пункт.

Подъем в 5 утра, кофе, душ, «присядем на дорожку» с родителями перед выходом из квартиры и к 6 часам мы уже у Слуцкого райвоенкомата. За забором толпились несколько призывников – и десятки провожающих.

Захожу в военкомат. Отдаю удостоверение призывника, расписываюсь в военном билете (его на руки не получу и через неделю) и заполняю очередную анкету призывника. Сотрудник военкомата дает последние наставления, три золотых правила нам, через 15 минут отправляющимся в областной сборный пункт.

1. Не трогать руками. Имеется в виду, что с другими военнослужащими обходиться без рукоприкладства. В армии законы жестче, чем на гражданке. По статье «Хулиганство» предусмотрено наказание от 6 месяцев ареста.

2. Не брать чужие вещи без разрешения владельца. Чтобы по забывчивости не положить чужую вещь к себе в карман. Такое может закрепить за солдатом кличку «крысы», с которой будет нелегко служить, еще сложнее будет избавиться от прозвища.

3. Не забывать тот день, когда впервые надел еще не подогнанную по размеру форму и в ней осмотрел себя с ног до головы.
Выходим из военкомата прощаться с родственниками и друзьями. Из колонок одной машины провожающих звучит «Прощание славянки». На улице темно, света фар не хватает на всю зону прощания.

Читайте также:  Проект бани с бильярдной на втором этаже

В глазах своих родителей замечаю слезы. Обнимаемся и целуемся с мамой, бабушкой и тетей. Рукопожатия с папой, дедом, дядей и братом. Три сигареты на дорожку — и в автобус. Следующая остановка – Минск. В дороге почти все спят, от отдельных личностей несет легким перегаром. Почти все отправятся из Минска в Борисов.

По прибытии в областной сборный пункт – перекур и досмотр вещей на первом этаже пятиэтажки. Сотрудники милиции проверяют сумки на наличие запрещенных предметов. К таким в том числе относятся все медицинские препараты.

После досмотра поднимаемся на пятый этаж для прохождения очередной медкомиссии. Восемь кабинетов: терапевт, дерматовенеролог, отоларинголог, хирург, стоматолог, психиатр, невролог и офтальмолог. После того как проставлены все подписи и печати областных врачей, можно спуститься в буфет, купить пирожки-чай-кофе и в отапливаемой двумя термопушками большой уличной палатке ждать прихода «посыльного» из воинской части.

У меня вышло довольно забавно: в этот день в Слоним из Минска направлялся только я один. Старший лейтенант, приехавший за мной из Слонима, покупал на вокзале билеты нам двоим.

В поезде ехали вчетвером: я, старлей, фотограф TUT.BY и журналист ИА «Ваяр». Военный журналист нарисовал и подписал погоны, используемые в белорусской армии. Я попросил объяснить звания, чтобы не было, как в том анекдоте: «Здравия желаю, товарищ три звезды и две полоски!»

В поезде я наслаждался пейзажами из окна и последними часами своей полугражданской жизни. В Слониме меня и старшего лейтенанта встретил начальник комплектования бригады и на видавшей виды «Ауди» привез в городок 1А. Все местные жители называют это место «энкой». Основная бригада находится в части, до которой минут 15-20 ходьбы отсюда. Здесь же, в 1А, на полтора месяца – до 6 либо 8 января — расположатся новобранцы для прохождения «Курса молодого бойца».

В казарме, куда меня сразу отвели, только молодое пополнение. Такие же вчерашние призывники. Сразу подумалось о невозможности дедовщины в стенах, где все равны. Конечно, в здании есть ответственные офицеры. Но я не слышал о дедовщине со стороны военнослужащих со звездами на погонах. Наши, новобранцев, непосредственные командиры – сержанты, они с нами будут находиться постоянно. Уже отслужили около года. Дедовщина с их стороны? Ооочень сомневаюсь. Как мне показалось за 15 минут общения, они совершенно адекватные парни. Говорят, первое впечатление самое сильное и правдивое. Надеюсь, не разочаруюсь.

… Замполит – старший лейтенант, заместитель командира роты по идеологической работе – у себя в кабинете знакомит со статьями Уголовного кодекса, которые могут касаться военнослужащего. Потом сержант показал мою постель, рассказал, как ее правильно заправлять, и объяснил, как в прикроватную тумбочку правильно складывать вещи.

В 21.00 всю роту (а это три взвода, каждый примерно по 30 человек) собрали на просмотр вечерней «Панорамы». Минут 5 смотрели, как Лукашенко посещал БГПУ в честь юбилея альма-матер. Под фирменное президентское «жэстачайшэ» усмехнулись несколько ребят, сидевших рядом.

Наконец сеанс поглощения новостей с главного телеканала Беларуси подошел к концу. Нам объявили подготовку к отбою. Это значит, что нужно расправить кровати и умыться. Курить больше не пошли.

Ровно в 22.00 звучит команда «Отбой». Над головами выключается свет, я вижу, что горит только одна лампа дежурного освещения в районе туалета. Десятки ребят, которые провели вчерашнюю ночь у себя дома, сейчас ворочаются на казенных кроватях, пытаясь найти удобную позу для сна. Я долго не мог уснуть. Но потом дрема после тяжелого дня начала одолевать. На новых подушках и, наверное, новом постельном белье спалось относительно комфортно.

День 2. Суббота, 22 ноября

Ночь прошла спокойно. Старослужащие сержанты-дневальные иногда проходили по этажу, но никого не трогали ни физически, ни словом. В общем, Day 1: Dedovschina not detected.

Я проснулся, как показалось, среди ночи. Но пока пытался снова задремать, прозвучала команда «Рота, подъем!». Было 6 часов утра – как раз та самая середина ночи по моим биологическим часам в гражданской жизни.

Поход в туалет на этаже, общее построение и идем умываться да заправлять кровати. Затем рота (некоторые ребята до сих пор в гражданской одежде) отправляется завтракать. Минут 20-30 ожидания в очереди со взводом около столовой — и вполне нормальный завтрак у нас в животах. Про питание в части, где я прохожу курс молодого бойца, расскажу позже отдельной записью.

После завтрака на курилку и в казарму, откуда вскоре повели за военной формой. Склад находится в 2 минутах ходьбы от казармы. И сержанты, и женщина, выдававшая военное обмундирование, рекомендовали очень внимательно и точно примерять берцы (через пару дней мы поймем ценность этих советов).

На самом складе получили берцы, штаны, китель, бушлат (как куртка или телогрейка по-граждански) и серую, чуть отдающую синевой, шапку-ушанку.

Чуть о берцах (про них, предвкушаю, я еще много напишу в своем дневнике): на гражданке носил обувь примерно 45 размера. Туфли 44-45, кроссовки примерно 45 и зимние тяжелые стилы 47 размера. На примерке же оказалось, что 44 размер армейской обуви слишком велик, 42 мал, а 43 наиболее подходящий. Удивился такому раскладу.

С полученными вещами в руках, все еще по гражданке, но уже в бушлатах вернулись в казарму. Здесь получили два комплекта белья (зимний и летний, сейчас, в холод, будем носить оба) а-ля пижама, брючный и поясной со звездой на бляхе ремни, одну пару теплых носков (вторую тоже вскоре получим), мыло, перчатки (рукавицы с двумя выделенными пальцами – под большой и указательный), мочалку (она дается одна до конца службы) и белый подворотничок (свежие подворотнички нужно подшивать каждый день, завтра получим еще один и будем стирать-чередовать).

» alt=»» height=»414″ hspace=»5″ vspace=»5″ width=»620″ border=»0″>

Скоро наш взвод повели в баню. Что представляет собой баня в части, в которой я проведу ближайшие полтора месяца? Чуть поодаль от столовой стоят две военные палатки. Между собой они соединены проходом. Вход только один. Первая палатка-шатер, через которую входишь, – раздевалка. Посреди нее стоит буржуйка, дым от которой выводится по трубе на улицу. В эту палатку призванные нашего взвода заходят по гражданке, неся в руках обмундирование, а выйдут через минут 30-40 уже во всем казенном.

Из раздевалки нагишом заходишь в соседнюю палатку – собственно, баню-душевую. Здесь так душно, что пар, кажется, можно потрогать рукой как молоко. Вода из душевой лейки идет ооочень горячая. Не припомню, чтобы кто-то из ребят сполоснулся под таким кипятком целиком. Старшие пояснили, что сейчас такие условия потому, что городская солдатская баня на реконструкции и ее уже должны были сдать, да не успели.

Вся гражданская одежда после бани отправляется в дорожную сумку, где накануне лежал суточный запас еды и воды, сама сумка – на склад дожидаться, пока мои родители не заберут ее в Слуцк.

Дальше обед, после которого сержанты начинают объяснять молодым рядовым, как утюжить форму (у нас на этаже две бытовки для этого), как подшивать подворотнички, как нашить кокарду (эмблема, которая должна быть посреди фронтальной части шапки). Говорят, кому нужно постричься – в число «счастливчиков» попадаю и я, три дня назад бывший у парикмахера. Начинают «клеймить» — на все элементы выданной одежды канцелярским корректором ставить личные номера солдат из военного билета. Это делается для того, чтобы вещи не путались – ведь теперь у всех все одинаковое. Дела в казарме прерываются на некоторое время походом на ужин и после снова продолжаются… До 22.00.

День 3. Воскресенье, 23 ноября

Выходной. Подъем в семь утра. Снова просыпаюсь за пару минут до команды «Рота, подъем!». Моя постель вторая от прохода, сержант объявляет нас с соседом дежурными по кубрику (половина спального помещения, разделенная центральным проходом, где мы живем). Задача: я беру щетку, он швабру. Я подметаю, а он вслед вымывает проходы от тумбочки до тумбочки, под всеми кроватями (в суматохе понял, что это 28 «подкроватей»).

Утренний осмотр, завтрак, построение. Идем смотреть в местный клуб (больше напоминающий большой актовый зал) 10-минутный фильм о наркомании. После этого смотрим фильм Федора Бондарчука «Сталинград», во время которого первых солдат начинают выводить в буфет. На солдатском сленге буфет называется «чепок» или «чифан». Говорят, в буфете есть все необходимое солдату, от молочных продуктов до сигарет.

С 11 до 18 часов разрешено посещение военнослужащих. Ко мне пришла коллега, редактор Mediakritika.by Янина Мельникова. Было неожиданно и приятно. Впервые с пятницы получил мобильный телефон – рассказал друзьям-знакомым о своих сутках.

Дальше день прошел как в тумане. Вечером все бегали по казарме – пытались успеть к отбою умыться и подготовить постель. Было и подшивание – все лысые и почти лысые сидели в «белугах» и подшивали свежие подворотнички на кителя.

День 4. Понедельник, 24 ноября

Проснулся до команды «Рота, подъем!». Умывание, туалет (очередей нет), наклеивание лейкопластыря – ношение берцев уже начало сказываться, на мизинце правой ноги и пятках обеих ног – мозоли.

В 6.10 уже стояли на плацу напротив казармы для утренней зарядки. Форма одежды – почти как обычно на улице, только без бушлатов. Я сначала замерз, но ко второму кругу пробежки стало лучше. Сама зарядка – небольшая разминка перед насыщенным днем. Пробежали три круга по плацу, сделали в три подхода несколько десятков отжиманий, попрыгали, как на уроках физкультуры в школе, и отправились в казарму, где приступили к уборке спального помещения.

Построение-проверка, завтрак, построение, знакомство с нашим лейтенантом (он будет вести у взвода занятия по строевой подготовке и другие дисциплины) и первое занятие курса молодого бойца «Строевая подготовка». На разбитом асфальте плаца разучиваем команду «Заправиться», как поворачивать голову под команду «Равняйсь!», как становиться под команду «Смирно!», как разбегаться под команду «Разойдись!» и как правильно снимать шапку правой рукой, а затем перекладывать ее в левую и прижимать к бедру.

Снова казарма и уже занятия по идеологии, «Идеологической подготовке», если быть точным. После занятия зашел разговор за жизнь, было и про прическу: «В армии разрешена короткая аккуратная стрижка». Порекомендовал налысо не стричься. Похоже, моим волосам повезло.

Перекур 10 минут между занятиями, и отправляемся в клуб. Вся наша рота и другие ребята (так понимаю, из другой роты) рассаживаемся в зале и получаем для заполнения опросники из 86 вопросов по какой-то методике.

Снова занятие в казарме, где лейтенант рассказывает о форме одежды, о воинских званиях, потом будет обед и свободное время – чуть больше часа.

Из моего первого буднего дня в армии складывается впечатление, что я нахожусь в школе лагерного типа. Вчера, когда был мобильник на руках и тихий час, сказал маме, что попал в санаторий. Сегодня бы сказал, что нахожусь в пионерском лагере с военно-патриотическим уклоном и одновременно в школе, где есть занятия по 50 минут.

Понимаю, что такие ощущения лишь на время курса молодого бойца и, возможно, учебки. Но пока не очень напряжно. Разве что относительно гражданки мало свободного времени, а если оно и есть, то уходит на подшивку подворотничков и другие мелочи. Этот же дневник пишу частями, в свободные 5-10 минут, которые случайно выдаются среди насыщенного дня и после обеда. Переживем!

18.00. Более полутора часов провели на плацу. Научились ходить строевым шагом. Никогда не думал, что ходить «по-солдатски» не так-то и просто. Долго не мог привыкнуть так высоко поднимать ногу. В конце концов втянулся. Чувствую, после дембеля буду ходить в легких кроссовках еще быстрее, чем до армии.

Перед просмотром «Панорамы» показали новый способ подшивки подворотничков. Теперь их нужно закладывать не только по бокам, но и сверху, чтобы белая нашивка казалась толще.

День закончился как обычно – после вечерней прогулки и перекура бегали по казарме, чтобы все успели умыться, постирать носки и почистить зубы до отбоя.

Фраза дня:

«Привыкайте к армии! Здесь должно быть все однообразно, хоть и безобразно».

День 5. Вторник, 25 ноября

Вторник похож на понедельник. Бегом-бегом одеться и в 6.10 быть на плацу для проведения утренней зарядки, три круга бегом без бушлата, но в шапке и перчатках, отжимания, упражнения, вернуться в казарму, навести порядок в кубрике, заправить кровати по легендарной «конверточной», как я назвал это про себя, технологии. Утренняя проверка, умывание, чистка зубов. Собраться на завтрак. До и после пайки прогулка по плацу под сержантские «Раз. Раз. Раз, два, три!».

Возвращаемся с перекура после завтрака в казарму, сержант советует не снимать бушлаты, потому что через 5 минут будем выходить на построение, после которого начнутся занятия по строевой подготовке. Ноги у большинства ребят после занятий на улице побаливают – у кого мышцы (нужно непривычно высоко поднимать ногу во время ходьбы), у кого уже дают о себе знать мозоли. По поводу берцев один рядовой выразился в курилке: «С*ка! Эти берцы такие жесткие, что будто голыми ногами еб*шишь по асфальту!»

У такого насыщенного графика есть и один, для меня неоспоримый, плюс: проснувшись в 6.00, к 11.30 выкурил всего 4 сигареты. На гражданке за первые два часа после сна могло уйти столько же. Я собирался в армии и вовсе бросить курить. За четыре дня в части не то чтобы бросил, но уже двигаюсь в нужном направлении.

На завтра нужно выучить 10 пунктов обязанностей дневального по роте. Именно завтра первая троица из нашего взвода пойдет в свой первый суточный наряд.

После обеда – час личного времени и занятие по медподготовке, посвященное СПИДу.

В 20.30 включили новости по ОНТ. Первое, что я увидел, – министра обороны отправили в отставку. Первая мысль: «Опаньки! Видимо, грядут большие перемены и в армии!» Рядом пошутил рядовой: «Ага, теперь кровати будем заправлять по-другому, грядет модернизация армии!» Я же добавил, вспомнив вчерашнее нововведение по поводу подшивок: «Теперь подворотничок будем складывать в длину в три слоя, а не в два». Актуальные шутки свежеиспеченных рядовых, сидящих в казарме у ровненько заправленных кроватей и занимающихся подшиванием свежих подворотничков.

День 6. Среда, 26 ноября

Солдатам все больше начинают нравиться их железные постели. После целого дня в жестких берцах ступни ног пылают. Прохладное железо кровати неплохо успокаивает разгоряченные ступни.

Второе утро подряд просыпаюсь за 10 минут до подъема. Пять минут нежусь в постели, а затем опять клею пластырь на ноги. После зарядки возвращаемся в казарму, проходим утреннюю проверку, заправляем кровати и под натянутую нитку ровняем кубрик. Ровняются спинки кроватей, третьи полосы на покрывалах, подушки и тумбочки.

Сегодня на занятиях по строевой подготовке (СП) разучивали выход из строя и повороты направо и налево на ходу. Четыре человека из взвода освобождены от СП – натерли на ногах сильные мозоли, поэтому стояли недалеко от нас и просто запоминали.

В середине дня принесли распечатанные фото. В стопке: фотоколлаж формата А4 и меньшего размера – 10х15. Фотоколлаж: на розовом фоне красная папка «Военная присяга», над папкой лицо военнослужащего с торчащим дулом автомата и символом бригады. Эти заламинированные фотографии мы в день принятия присяги отдадим родителям на память. Другие фото меньшего размера – две 10х15 без шапки, автомата и фотошопа — будут вклеены в личное дело, и 6 штук поменьше будут вклеены в различные удостоверения во время службы. Стоит это удовольствие 120 тысяч рублей и является добровольно-обязательным. Фотографировать будут в воскресенье, чтобы ко дню присяги, 13 декабря, все уже было на руках у рядовых.

Завтра все четыре роты должны идти (как показали сутки – не пошли) на смотр в «бригаду», как называют основную воинскую часть сержанты. Мы должны выглядеть настолько идеально, насколько это возможно рядовому. В понятие идеальности в армии включается и побритость. Так вот, уже третий раз обращаю внимание на жжение от бальзама после бритья. В самой казарме не предусмотрено наличие горячей воды из-под кранов, все умывания и бритье проводятся холодной. Не очень приятные лично для меня ощущения.

И все-таки меня сегодня постриг сослуживец. Под троечку. И кантик на затылке. Кантик – тоже обязательный атрибут солдатской прически.

«Илитная» шуточка дня:

Разговор в расположении:
— У кого день рождения в мае?
— У меня. Одиннадцатого.
Поворачивается голова:
— Мая?!
— Да.
— О! Так ты у нас телочка! — с улыбкой изрекает повернувшаяся голова.

Источник статьи: http://news.tut.by/society/426803.html

Adblock
detector