Меню

Бабенка и мужик в бане

Женская баня в мужском окружении

Ваш ученик —
Саша Зарубин (гость моей странички) (Алма-Ата. 1944 Рассказ бабы Дуси)

Одна из моих бабушек – Евдокия Петровна иногда под настроение рассказывала этот веселый случай, произошедший с ней во время Отечественной войны в Алма-Ате. А поскольку у бабушки настроение было хорошее всегда, то историю эту я неоднократно слышал еще в далеких 1960-х, в детстве не один раз, сидя в углу ее уютной кухни.

Бабушка, простите, двадцатишестилетняя Дуся Худякова была направлена на учебу в Алма-Ату, на партийные курсы при ЦККП(б)К.
Для любителей истории поясняю, ЦККП(б)К — это Центральный Комитет Коммунистической партии (большевиков) Казахстана.
Время было суровое, шла война. Весь город был заполонен ранеными, эвакуированными, а также солдатами, отправляющимися на фронт.
После учебы Дуся с двумя более молодыми подружками решили сходить в баню. Но в бане был мужской день. Девчонки хотели было уйти, но, поговорив со смотрителем бани, узнали, что в бане никого нет.
Смотритель – древний дед-инвалид, полуслепой, полуглухой – заверил их, что сегодня никого не было и не будет.
Тогда Дуся, как самая активная из подружек, уговорила его пустить их. Договорились, что смотритель предупредит, если вдруг какие-то мужики надумают среди недели попариться.
Дальше все просто.
Зашли, разделись, помылись. Пошли в парную. Молодость и веселье прёт из девчонок. Парятся и поют песни во все горло.
В это время в баню строем приходит рота солдат. Что-то около сотни.
Дед-инвалид радостно их встречает и проводит в раздевалку.
Про девок он начисто забыл, что не удивительно для его возраста.
Солдаты разделись и начали заполнять моечное отделение.
Девчонки пели-пели, парились и вдруг обмерли. Услышали стук тазиков и мужской говор. Выглянув украдкой за дверь, они обнаружили полный зал голых мужиков, которые весело мылись и гоготали. Было понятно, что сейчас эта армия помоется и «по-ротно и по-взводно» направится в парную. Девчонки было запаниковали, но тут старшая из них – Дуся решительно направилась к двери. Прикрывшись тазиком и зажав грудь рукой, Дуся пинком открыла дверь и шагнула в моечную…
Вот тут-то всё и началось.
Солдаты думали, что это видение или подарок судьбы!
Молодая голая бабёнка в бане!
Но солдаты есть солдаты. Быстро организовались и выстроились в две шеренги, образовав посередине проход.
Стыдливость тогда не считалась пороком – поэтому они все целомудренно прикрылись тазиками.
Дуся решительно рявкнула командным голосом: «Так. Стоим смир-ррно и держим тазики перед собой. В парную не заходить! Я иду к вашему командиру, и не дай бог кому протянуть руки, глаз выбью вот этим кулаком!»
Вот так она гордо и прошла через весь этот голый «почётный караул». Вид у неё был, видимо, действительно решительный.
Никто не осмелился даже не то что дотронуться, но и что-либо скабрёзное сказать.
В раздевалке Дусю встретил обалдевший командир, который пил чай и тихо-мирно беседовал со стариком-смотрителем. Увидя эту разъярённую Афродиту, командир на мгновение смешался, затем отвернулся от смущения и прикрикнул на смотрителя: «Эт-т-то что за безобррразие! Ты что это творишь, старый! Я же тебя за это ар-р-рестую!»
Смотритель враз прозрел и забыл про свою глухоту. Зато начал за-за-икаться. Кое-как он объяснил, что совсем забыл про этих девчонок. Командир поправил портупею, отдал честь уже успевшей завернуться в простыню Дусе, и заверил её, что сейчас все исправит.
Открыл дверь в моечную и гаркнул: «Ро-о-ота, смирно! Слушай мою команду! Все лицом к стенке шагом-м-м-арш.
Задницы прикрыли тазиками! Стоим смирно! Кто скажет хоть слово, пойдет под трибунал!»
Дуся принесла девчонкам простыни и вывела их из этого вертепа.

На улице они уже оправились от шока и бурно веселились, обсуждая своё приключение.
Я думаю, что там прозвучало много недвусмысленных и веселых шуток. Ведь моя бабушка не всегда была старенькой.

Источник статьи: http://proza.ru/2015/09/01/439

Пошла в деревенскую баню одна, а вернулась с мужем

Татьяна поехала в деревню к бабушке. Она не подозревала, что поход в баню изменит всю ее жизнь.

В тот день бабуля натопила баню, да позвала соседских девушек и парней. Она так всегда делала, Таня привыкла к гостям. В баню ходили в два захода: сначала парни, потом девушки.

Таня дождалась пока помоются мужчины, стихнут их крики «Поддай!» и вздохи «Эх, хорошо!» Взяла полотенце и пошла в баню.

В предбаннике она осмотрелась. Убедилась, что полки пустые, чужих вещей нет. Значит, все ушли. Разделась и пошла мыться.

Набрала в таз воды, обдалась, а потом заметила, что на полке в парной кто-то лежит. Таня разглядела в пару только красную спину, а затем услышала похрюкивания от удовольствия. Она решила, что кто-то из девчат зашел раньше нее. Продолжила мыться. А потому человек с полки заметил ее и сказал: «Тань, потри спинку!»

Она подошла к краснокожей спине, от души ее пошоркала и вернулась к своему тазу. Только намылила голову, как человек с верхней полки решил слезть. Таня посмотрела, чтобы понять, с кем она моется-то. Сначала она заметила длинные ноги с большими ступнями, затем пах — явно не женский. Это оказался парень!

Таня вылетела из бани, как ошпаренная. Понеслась в чем мать родила к дому, оставляя мыльные следы. Забежала, закрыла дверь на замок, будто за ней кто-то гнался. Отдышалась. Шампунь и мыло высохли и стянули кожу, стало холодно. Таня просидела в таком виде почти полчаса.

Читайте также:  Требования для газа в бане

Затем маленькими перебежками вернулась в баню. Проверила все полки, убедилась, что на этот раз она точно одна. Она с облегчением налила горячей воды, стала обмываться и приходить в себя.

В тот же вечер Таня пошла с подругами гулять. Одна из них предложила познакомить с братом, который только приехал из города. Парень подошел и сказал с улыбкой: «А мы уже знакомы». Подруга удивилась. А брат объяснил: «Мы в бане вместе мылись. Она мне спинку потерла» и давай смеяться.

Так Татьяна узнала, с кем она мылась в бане. Ей было жутко стыдно от издевательств краснокожего, что она покраснела будто только из бани вышла. Володя рассказал, как он лежал на полке, никого не трогал. Тут вошла девушка и стала мыться. Для шутки он добавил, что Таня нахально соблазняла его, даже спинку потерла. Девушка не нашлась, что ответить.

Володя насмеялся вдоволь, а потом сказал: «После такого я просто обязан на тебе жениться. Пойдешь за меня?» Таня опешила от его серьезного тона. А он добавил: «Правда, я даже не знаю, как тебя зовут».

Она в ответ: «А кто же меня попросил, Таня, потри спинку?» «Я звал Толю, а не Таню! Я с ним париться пошел, не заметил, как он исчез. Думал, это он там плещется».

Вот так Таня и Володя начали встречаться. А через два года расписались. Каждое лето они возвращаются в деревню и по доброй традиции вместе ходят в баню, трут друг другу спинки.

Источник статьи: http://www.infox.ru/usefull/282/233949-posla-v-derevenskuu-banu-odna-a-vernulas-s-muzem

Случай в бане

В бане было влажно, шумно и туманно. На мокрых лавках сидели, такие же мокрые, мужики и деловито отмывали, накопившуюся за неделю, грязь. Распахнулась дверь в парную и вместе с жаром, из нее вышел худой, сплошь в наколках, парень. Он расслаблено сел рядом со своим тазом и шумно выдохнул, переводя дух.
— Что, хорош пар сегодня? – спросил его сухонький старичок, сосед по лавке.
— Ой, дедуля, зверь, а не пар.
Дед пристально и не без интереса рассматривал наколки, которые ярко синели на красной, разгоряченной коже и, цокнув не то от восхищения, не то от удивления языком, спросил.
— А ты, паря, случаем, не из мест отдаленных будешь?
— Из них, дедуля, из них. Три дня как оттуда. Вот, решил очиститься перед свободной жизнью.
— Ну и как там? Кормють, видать, не очень. Ишь, как отощал-то.
— Да, уж не санаторий. Тридцать две копейки в день на питание.
— Тьюю, — присвистнул дед, — Чего же на энти деньги можно наесть?
— Хлеб да каша – вся еда наша, — неохотно процедил сквозь зубы, явно не расположенный к беседе, паря.
— Тебя, как зовут-то? – не унимался старче.
— Миханя. Михаил то есть.
— А меня, Прохором Савельечем кличут, — важно представился дед.
Помолчали. Дед Прохор, пройдясь намыленной мочалкой по разным местам, опять обратился к Михане.
— Ты, мил человек, спинку мне не потрешь? А то, вроде, как и не мылся.
Миханя молча взял протянутую мочалку и несколько раз лениво провел ею по дряхлой, натруженной спине деда.
— Че так слабо-то, — прокряхтел старичок, — Три не жалей, язви ее в душу.
— Да, что то мне самому слабо. Перепарился я с непривычки. Выйти б на воздух.
— Ишь, чего удумал. На воздух. Народ-то спужаешь – весь такой раскрашенный, прямо как в журнале «Крокодил».
— В «Крокодиле» картинки для смеха, а у меня для души, — вступился за свои наколотые художества Миханя, — А эта дверь куда ведет, — показал он на голубую, грубо окрашенную дверь, с разбитым, небольшим окошком над ней, — Наружу?
— Эта? Эта в женское отделение.
Лицо Михани мгновенно переобразилось и вместо апатично-равнодушного выражения, на нем заиграл неподдельный интерес.
— Врешь, старый.
— А чо мне врать-то. В женское отделение и ведет. Ежли пожар или еще что, там, приключиться, то что бы было куды выйти.
— А стекло-то почему разбито?
-А, кой его знает, давно уже разбито; не то кады красили ударили, не то сквозняком выбило. Давно уже дырка-то эта зияет.
Минханя сально оскалбился, обнажив два ряда железных зубов.
— А чо это, никто туда не смотрит?
— А чо смотреть-то, бабы они и есть бабы. Чаво в них интересного-то?
— Это тебе, старый, не интересно, так как твой интерес уже весь скукожился, а мне, так очень даже интересно. А, ну ка, посторонись, что бы не перепало, — сказал оживляясь Миханя, сразу позабыв про свою слабость. Он ухватил скамейку за край и подтащил к самой двери, а затем, шустро вскочив на нее, постарался дотянуться до окна, но роста не хватало. Однако Миханя не растерялся; он подставил перевернутый вверх дном таз и осторожно ступил на его мокрую, скользкую поверхность. Теперь, все женское отделение просматривалось как на ладони.
-Ух, ты. – только и смог признести Миханя, глядя на обнаженные, мокрые женские тела.
— Ну, чаво там? Видно чо?, — любопытсвовал внизу дед Прохор.
— Папаня, такой здесь, я те должу, малинник, что у меня слюнки текут, — сказал Миханя, понизив голос.
— Смотри, что б еще чаво не потекло. Размлеешь там, свалишься и ноги сломаешь.
— Да за такие виды, папаня, и шею сломать не жалко.
Дед заерзал внизу, подзуживаемый любопытством.
— Ты, того, этого, дай и мне посмотреть, чо ли.
Миханя ничего не ответил, а только молча глазел в разбитый оконный проем.
— Ну, ты чаво, там, уснул? Отлепись от окна-то, — продолжал настаивать дед.
— Сам отлепись , хрен старый, я это окно нашел, — ни то прошептал, ни то прохрипел Миханя.
— А кто тебе подсказал? Кто?, Не я чо ли? – дед от обиды, перешел из шепота на петушинный фальцет.
Миханя не реагировал. Он застыл у окна и почти не дышал. Как охотник в схроне,он боялся неосторожным шумом вспугнуть дичь.
— Ну, паря, посмотрел и хватит, — нетерпеливо ухватил Миханю за лодыжку, сгораемый от любопытсва, дед Прохор.
— Дед , отвянь, а! Не доводи до греха, — отмахнулся от него, как от надоевшей мухи, Миханя.
— Вы, что тут к бабам подглядываете, что ли? – раздалось вдруг у деда над ухом. Здоровенный мужичина, с соседней лавки, заинтересовался их необычной деятельностью.
— Дак, это ж все он, — заюлил дед, как будто сам, только что, не хотел занять миханино место, — Я ему говорил: нельзя, дак он и слушать не стал.
Но сосед и не собирался стыдить Миханю, как возможно ожидал дед Прохор, вместо этого, он сам влез на скамейку и так как его роста было достаточно, то без всяких приспособлений заглянул в окно, довольно безцеремонно, при этом, потеснив Миханю. Тот хотел было возмутиться, но оценив медвежий размер незванного гостя, хоть и с явной неохотой, но без пререканий, подвинулся.
Вид двух мужиков, стоящих на скамейке (а один еще и на подставленном тазу), влипших в окно, с суетящиймся дедом внизу, заставил многих прервать помывочный процесс и подойти по-ближе. А когда стало известно, куда были устремлены мужичьи взоры, то желающих присоединиться оказалось значительно больше, чем могла вместить на себе скамейка, поэтому, как то само собой, но быстро и организованно, выстроилась очередь. Миханю, конечно, оттеснили. Вынужденный уступить под давлением общественности, он считал это крайне несправедливым и, продолжая стоять на скользком тазу, почти каждый раз, когда один зритель отходил, а второй только собирался занять место, успевал на мгновение втиснуть свое худое лицо в оконный проем. При этом, он тихо и почти умоляюще канючил
— Мужики, ну чо вы, в натуре, я же только что из зоны. У вас жены есть а я голой ляжки восемь лет не видел.
— Не видел, смотри на мою, — с острил один из очередников.
— На кой мне твоя. У меня своя такая же Ну, мужики, дайте еще посмотреть. Это же я нашел окно.
— Да, тихо, ты, — шипели на на него со всех сторон, — Стой спокойно, не гунди, а то застукают, тогда т уж точно никто не посмотрит.
Дед Прохор тоже встал в очередь, но как и Миханя, чувствовал себя несправедливо обделенным, так как почему то считал, что имеет особые права на это окно и поэтому, не переставал жаловаться, повторяя уже наверно в десятый раз, что он тут стоял первым, а еще ни разу в окно не заглянул.
— Дед, помолчал бы немного, — одергивали его, так же как и Миханю, — Надоел уже.
Тут подошла очередь. Мужики помогли ему взобраться на скамейку, но дед был мал ростом и одного таза оказалось не достаточно, поэтому кто-то принес второй и вскарабкавшись на эту, довольно хлипкую кострукцию, дед Прохор, наконец-то, заглянул в женское отделение.
В первую секунду он смотрел молча, а потом, вдруг затряся в мелком смехе и неожиданно для всех по обе стороны двери, закричал .
— Авдотья, а Авдотья у тебя пошто живот такой большой, словно на него таз надели.
Мужики ахнули. Ахнули и в женском отделении.
-Бабоньки, — звоноко заголосил кто-то за дверью, — Мужики подглядывают.
— А-А-А. – завизжало сразу несколько голосов.
«Срамники, срамники-то какие, — послышалось во след, — У самих жены, да дочери, а они беспутством занимаются».
Мужики сразу стушевались и мигом стащили деда со скамьи.
— Ты, что старый, совсем охренел, — зашипели они на него, — Чего орешь-то?
Дед Прохор и сам перепугался, а главное не мог понять, как это с ним случилось. Он растерянно моргал и повторял, как заведенный: «Так, энто ж моя соседка, Авдотья».
— Ну и что ж, что соседка. Чего орал? Теперь, ее муж тебе наконделяет, что б не подглядывал.
— Нееа. Она вдовая.
— Ну, дурило старое, совсем из ума выжил. Тебя, вообще, не надо было пускать, — раздраженно говорили другие, настроенные более агрессивно, за неожиданно прерванный спектакль. И не известно, как бы аукнулось это бедному деду Прохору, но здоровенный сосед вступился за него.
— Чего вы, в самом деле, к пожилому человеку пристали, — сказал он негромко, но так внушительно, что все сразу смолкли, — Не обращай внимания на них, отец.
— Конечно, — поддакнули ему, — Чего вы хотите, увидел папаша давно позабытые красоты, вот и растерялся.
Все засмеялись и постепенно стали расходиться к своим тазам. Один Миханя остался стоять у окна, более того, он теперь мог без помех и в свое удовольствие вкушать крайне эротические картины. Конечно, после дедовых коментариев, все бабенки разбежались по сторонам и было их плохо видно, но одна осталась. Миханя жадно пожирал ее глазами. Немолодая, но очень ладная, с большой попой и большими, соблазнительно покачивающимися в такт движению, грудями, она стояла боком перед самой дверью и как ни в чем ни бывало продолжала намыливать мочалку. Ее светло-рыжеватые волосы, видимо уже помытые, были заколоты в тугой узел, а мокрая, бело-розовая кожа, возбуждающе поблескивала в тусклом освещении.
— Дамочка, — тихо позвал Миханя, — Дамочка, вы, что после бани делаете?
«Дамочка» не реагировала.
— Дамочка, — обратился опять, но уже гораздо громче, Миханя.
Тот же эффект.
«Глухая она что ли?», подумал Миханя и тогда он почти заорал, все равно уже нечего было опасаться
— Дамочка, а давайте после бани встретимся и пойдем куда-нибудь.
«Дамочка» не повела и ухом, зато покинувшие было скамейку мужики опять заинтересовались новым развитием событий и несколько человек немедленно оказались рядом с Миханей, стиснув его со всех сторон. А «дамочка» в это время наконец-то закончила намыливание мочалки; сначала она провела ей по низу живота и попе, а потом нырнула рукой между ног и стала тереть там с таким ожесточением, словно это была не промежность, а закорузлые пятки. От такого рвения к чистоте Миханю бросило в жар. Он мелко переступал ногами на оцинкованом тазу и глупо улыбался, матово поблескивая, при этом, железными зубами.
— Во, дает бабенка! – удивился кто то из стоящих рядом.
— Девушка, — неожиданно вдруг омолодил женщину Миханя, — Давайте. давайте встретимся после бани. Можно ко мне пойти или к вам.
«Девушка» молчала, словно воды в рот набрала.
— Смотри ка не реагирует, воображала, — подтрунивали голозадые зрители.
«Девушка» в это время закончила гигиеническую процедуру и теперь, так же интенсивно полоскала мочалку в тазу.
— Ой, чистоплотная какая, — раздовалось из разбитого окна, размер которого не позволял видеть отдельные лица и только стальные миханины зубы плотоядно поблескивали в самом центре оконного проема.
— Хорошо ли подмылась? – уже определенно хамили мужики, упиваясь своей безнаказанностью и женской беззащитностью, — А то, давай, проверим.
— Девушка, ну не хотите в гости пригласить, пойдемте в кино. Я плачу, — не теряя надежды на успех повышал цену Миханя, — В реасторан пойдемте. Приглашаю. Прямо после бани.
«Девушка» отполоскала мочалку, отжала ее и положила на лавку. Затем, взяв таз за боковые ручки, она немного покачала его, чтобы снять грязь со стенок и неожиданно, быстрым и точным движением, выплеснула содержимое прямо в разбитое окно. Смех оборвался, как от выстрела. Мужики резко отпрянули, от чего лавка не выдержала и перевернулась, увлекая за собой, стоящих на ней, любителей клубнички. Сначала раздался грохот упавшей лавки, звон покатившегося таза, шлепание об пол голых тел, а потом. рука не поднимается написать то, что раздалось во след. Оставляю это на индивидуальную фантазию читателя.
В женском же отделении стоял дружный хохот.
— Вот, молодец, — раздовалось со всех сторон, — Правильно, так их, ханыг, будут знать как подглядывать.
А по ту сторону двери, те кто не принимал участия — смеялись, а потерпевшие тихо, но уже беззлобно матерились.
— Ну, стерва, — отплевывался злобно Миханя, полоща рот под краном с холодной водой, — Встречу я тебя после бани, получишь у меня.
— Я что то тебя не пойму – смялся кто-то из непострадавших, — То ты в гости напрашивался, а то драться лезешь.
— Это ему девушка невкусная попалась? Вишь, как плюется, словно хины наелся.
Дед Прохор, к счастью для себя, во второй кампании подсматривания участия не принимал, а то еще не известно, чем бы закончились в его возрасте эти полеты на бетонный пол. Он вполне оправился от давешнего конфуза и даже начал не без злорадства похохатывать над неудачниками, а особенно над Миханей, видимо все никак не мог простить, что тот не пускал его к окошку.
— Я так понимаю, тебе паря, зубы то, теперь, менять придется, — сказал он с явно фальшивым сочувствием.
— Это почему же? – от удивления Миханя даже перестал рот полоскать.
— Дак, поржавеют тапереча, фиксы твои. У баб, энто место шибко едучее, все выест. Хорошо еще что в глаза не попало.
Дружный смех сотряс ветхие стены старой бани.
Через неделю Дед Прохор, как всегда, пришел помыться. Он зашел в мужское отделение и сразу же взглядом уперся в пресловутое окошко, а если точнее, то в то место, где когда то было окошко, потому что теперь его наглухо заколотили и даже покрасили, как бы давая понять: не ждите и не надейтесь — эротических спектаклей больше не будет. Дед разочарованно вздохнул и засеменил в парную.

Читайте также:  Как рассчитать баню из оцилиндрованного бревна

Источник статьи: http://proza.ru/2013/03/29/330

Adblock
detector