Меню

Банщица в общественной бане

LiveInternetLiveInternet

Музыка

Я — фотограф

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Любовь в бане

Воскресенье, 17 Августа 2014 г. 18:38 + в цитатник

Впервые в женской бане

Тема: Подростки / В женской бане / Лучшие статьи Мальчик Денис с мамой и сестрой побывал в помывочном блоке и мылся с женщинами. Здесь он впервые познал мужское наслаждение.

Денис проснулся от довольно резких и сильных толчков в плечо. Открыв глаза, он увидел недовольную физиономию своей старшей сестры Аньки. «Сколько можно спать,» укоризненно сказала она. «Мама тебя ещё час назад будила, а ты обратно заснул.» Денис отвернулся от сестры, демонстративно закрыл глаза и начал посапывать. «Мам он меня не слушает,» лениво и нарочито громко, повернувшись в сторону кухни, крикнула Анька и, усевшись в старое кожанное кресло, с умным видом взяла какую-то книжку.

В комнату вошла мать, на-ходу пытаясь изменить выражение лица с относительно уставшего на очень строгое. «Денис, отца на тебя нет. Немедленно вставай. Чем раньше мы выйдем, тем меньше народу застанем. Или ты хочешь в очереди ждать. Ты то конечно можешь немытый ходить годами. Но нам с Аней на тебя смотреть противно. Вставай лежебока ты немытая.»

Денис молча повиновался. Последнее время он с матерью не очень спорил. А то как отец уехал на Север в долгосрочную командировку, так она чуть-что так в слёзы. Сегодня им предстояло идти мыться в помывочный блок который был дня два как оборудован при школе, где Денис учился в шестом классе, Анька в десятом, а мать преподавала физику. В городе уже недели три как не было нормального обеспечения воды в жилых домах. И вот на прошлой неделе в некоторых учреждениях были открыты помывочные блоки, которые обеспечивались водой в определённые дни. Для школы №47 такими днями были суббота и воскресенье. Помывочный блок был предназначен только для работников школы и их детей. По решению директора школы суббота была объявлена «женским» днём.

За завтраком, уплетая бутерброд с сыром, Денис решил что потревожили его зря. Врядли 12-летнего пацана пустят мыться с женщинами. Мать ему вчера сказала, что нужно постараться заявиться в школу по-раньше, когда или никого не будет, или придираться не сильно будут.

Закончив завтрак, они тепло оделись и отправились на трамвае в школу. В трамвае Денис сначала рассматривал пробегающие мимо дома и рекламные тумбы, а потом собственные ботинки. Очень быстро они оказались у школы — унылого серого здания стоявшего на углу Лесной и Каретной улиц. Обойдя здание вокруг, они вошли в школьный двор и направились в сторону помывочного блока который был оборудован при школьной котельной.

Войдя в блок, Денис увидел фанерную стенку с дверью и маленьким окошком, в котором виднелась хитрая морщинистая морда гардеробщика Ивана Лукича. Это фанерная перегородка была поставлена чтобы отделить раздевалку и вообще помывочный блок от рабочих котельной, которые при входе сразу могли повернуть налево и начать свою трудовую деятельность, не мешая моющимся.

«А Маргарита Сергеевна с детками попариться пожаловали,» вежливой хрипотцой обратился гардеробщик к матери. «А младшему то вашему сколько, а? Большой пацанёнок.» Денис посмотрел на бумажку наклеенную у окошка где чёрным по белому говорилось что «Дети пртивоположного пола старше 10 лет к помывке не допускаются!» Мать, поправив волосы (Денис знал что это непроизвольное движение возникало у неё когда она говорила неправду), ответила «Да вот через неделю 10 стукнет». Иван Лукич оскалил плотные ряды железных зубов, «Ну раз через неделю, то проходите», и открыл дверцу.

Они оказались в раздевалке или предбаннике, сразу и не разберёшь. Лукич сидел на стуле в пол-оборота к окошку, в пол-оборота к помещению. Рядом с ним лежало несколько пожелтевших газет и пачка «Беломора.» В комнатке стояло две большие скамейки и на стенах было вбито десятка два крючков. На пяти или шести из них уже висели вещи. Дениса особенно поразило женское нижнее бельё довольно солидного размера на одном из них.

«Располагайтесь Маргарита Сергеевна, раздевайтесь. Если у вас мыла нету или полотенца, то мне дирекция несколько запасных выделила», хриплой скороговоркой сообщил Лукич. Затем напялил очки и с фальшивым интересом начал читать газету, продолжая сидеть в пол-оборота. Денис заметил как мать с Анькой недовольно переглянулись. Было очевидно,что им было неприятно присутсвие этого 70-летнего старика. «Да:» подумал Денис, «ну школа даёт. А к мужикам они что тётю Лену-уборщицу посадят.»Мать сняла пальто. «Ну что стоите раздевайтесь,» шукнула она на детей. Денис медленно снял куртку. Он всё ещё не верил что сейчас будет мыться с матерью и сестрой. Он пытался вспомнить когда его последний раз купала мать, и пришёл к выводу, что тогда ему было лет семь. После этого его купал или водил в баню отец. Мать Денис не видел голой никогда. Она обычно была в рубашке или халате когда мыла его, стоящего в жестянном тазике. Аньку он видел голой давно, лет семь назад, когда родители в последний раз купали их вместе. Ей тогда было лет девять, ему пять.

«Что ты стоишь как истукан,» резко оборвала мать ход его воспоминаний. Денис обернулся. Мать с гневно смотрела на него, стоя в расстегнутой блузке и полу-расстёгнутой юбке. Анька боязливо посматривая в сторону «погружённого в чтение» гардеробщика, снимала рейтузы из под юбки. Денис быстро снял свитер, майку и расстегнул ремень. Он видел как Лукич на мгновение оторвал глаза от газеты, зыркнул в сторону Аньки, и снова погрузился в чтение. Денис сел на лавку и принялся расшнуровывать ботинки. Он поднял глаза. Мать уже стояла в одном бюстгальтере и шерстяном трико. Она была высокой слегка полной брюнеткой 36 лет с печальными карими глазами. Она стояла к Денису спиной и вынимала заколки из аккуратно уложенных волос.

Денис снял брюки и оставшись в одних «семейных» трусах, взглянул в сторону сестры. Анька поймала его взкляд, насупилась, и слегка покраснела. Она сидела напртив него в лифчике и шерстяных трусиках. Ей было 16. Она была такой же высокой как и мать. Слегка полновата. Приятные округлые формы. Такие же как у матери, чёрные как смоль, волосы. Только стрижка покороче. Аня была довольно аппетитной девушкой. И на лицо приятной. Но своё тело она не любила. Причиной тому были веснушки. Несмотря на чёрные волосы, россыпи этих золотистых, оранжевых, и коричневатых конопушек различного размера были разбросаны по всему её телу. Плечи, руки, спина, грудь и даже ноги пали их жертвой. Тоько на лице их было немного. И вот за это Аня была благодарна природе.

«Так мыло есть, мочалки есть, полотенца есть:» приговаривала мать доставая вещи из сумки. «Интересно там есть куда полотенце повесить», громко спросила она как бы сама у себя. «К сожаленью нет,» тут как тут отозвался Лукич, цепко оглядывая мать с ног до головы. «Да вы тут оставьте. Тут и оботрётесь. Все до вас тут оставили» показал он рукой на висящие на крючках полотенца. И снова погрузился в чтение.

«Ну ладно здесь оставим,» недовольно-смущённым голосом выдавила мать. «Ну что сидите. Бельё тоже снимайте.» И решив подать пример, повернулась к ним спиной и сняла бюстгальтер. Денис смотрел на белую слегка рыхлую спину матери, на красноватые отметки от бюстгальтера. Впервые он видел перед собой голую спину взрослой женщины. Маргарита Сергеевна приспустила трико, на долю секунды приоткрыв розовую с курчавыми волосами расщелину, и обнажив белые полные ягодицы. Денис слегка покраснел от волнения, возбуждения и стыда вместе взятых. Он не мог оторвать глаз от тёмно-коричневой, родинки величиной с копейку на правой ягодице матери.

Мать обернулась, непроизвольно прикрывая срамное место мочалками, но выставив на всеобщее обозрение пышные груди усыпанные множеством мелких родинок. «Я кому сказала,» зашипела она чтобы не вызвать ненужное внимание со стороны Лукича. Делать было нечего. Денис снял трусы. «И стыдно и приятно,» пронеслось у него в голове. Он взглянул на Аньку. Та была уже красная как рак. Но повиновавшись, она встала и стыдливо отвернулась от Дениса. Медленно и неуверенно она расстегнула лифчик и повесила его на крючок. Затем она резко стащила трусики. Денис увидел её мягкое упитанное веснущатое тело и улыбнулся. Веснушки были везде. Даже на попке. Она повернулась, стараясь не смотреть на Дениса, взяла у матери мочалку, и прикрыла ей мохнатый треугольник на лобке, который Денис всё-таки успел рассмотреть. Она была смущена и часто дышала. От этого спелые дыньки её грудей симпатично колебались.

«Ну пошли,» неестественно бодро сказала мать и направилась к двери в помывочную. Анька засеменила за ней. Денис завершал процессию. Напоследок он посмотрел в сторну Лукича. Старый хрыч откровенно пялился на уходящие голые женские тела. Он многозначительно подмигнул Денису, неприятно оскалился, и сплюнул. «Старый козёл,» подумал Денис и вошёл в помывочную.

Закрыв за собой дверь, Денис оказался в клубах пара исходящих из разных концов небольшого помещения. Прямо рядом с дверью хлестал кипяток из горячего крана и с шумом разбивался об цемент. Не далеко стояло две среднего-размера шайки. «Последние наверно», подумал он и посмотрел в глубину помещения. Там на небольшом расстоянии друг от друга пятеро голых женских фигур охали, ахали, кряхтели, намыливались, разговаривали, окатывали себя горячей водой из шаек и ещё не замечали прихода новеньких.

В тот момент когда он пытался рассмотреть и опознать эту обнажённую раскрасневшуюся женскую массу, он услышал голос который заставил его вздрогнуть. «Маргарита, что детей привела.» Прямо рядом с ним с тазиком в руках, в чём мать родила, стояла маленькая толстая крепкая 50-летняя баба с обвислыми гигантскими грудями и с животом с маленький бочёнок. Это была биологичка Надежда Карповна Кулиш. «Да вот, Надежда Карповна, мыться то им тоже надо. А то вон у моего скоро блохи заведутся», быстро залепетала мать. Биологичку многие молодые учителя побаивались, так как от её чёрного рта пострадало достаточно людей. «А ты Маргарита объявление на входе читала?» насмешливо продолжала Надежда Карповна. «Денис то твой в шестом классе, у меня ботанику сейчас берёт.» Мать расстерянно посмотрела на Дениса, потом на биологичку, и с фальшивой весёлостью сказала: «Да он маленький ещё.» Надежда Карповнв оглядела Дениса сног до головы, слегка задержав взгляд ниже пояса, и надменным голосом разрядила обстановку, «Шучу я Риточка. Он у тебя действительно:маленький.»»Вот гадюка,» рассердился Денис. Его раздражала эта красная и потная толстуха со слипшимися седовато-бесцветными волосами, складками на животе, двойным подбородком, и бородавками на шее. В этот момент биологичка повернулась к Денису спиной и начала набирать кипяток в тазик, выставив на всеобщее обозрения огромную задницу на которую можно спокойно было ставить телевизор и не бояться что он упадёт. В это время мать передала все банные принадлежности Ане и взяв обе ничейные шайки стала ждать когда Надежда Карповна закончит набирать воду.

Источник статьи: http://www.liveinternet.ru/users/5119616/post334157410/

Байки из бани. Банщица в мужском отделении.

Привет уважаемый читатель. Небольшая история об удивительном укладе, в одной из бань пригорода Петербурга.

Пару лет назад, уехали у моего товарища Андрюхи, жена с ребенком, куда-то на выходные. Решили, в связи с этим, посидеть, у него дома, с еще одним общим другом, тесной мужской компанией. С возрастом, наши мужские посиделки, частыми не становятся, по этому наверстывая упущенное время ранее, в программу развлечений мы заложили ночевку и посещение бани на следующий день.

Вечер прошел отлично и утром мы отправились в местную баню, побаловаться паром. Андрюха живет в ближайшем пригороде Питера и до этого, мне бывать тут не приходилось.

Удивление началось с самого начала:

♪ Стоимость билета была на уровне топовых бань Питера.

♫ Веники совсем непотребного вида (закралась мысль, а не из БУ ли их вязали, выбирая веточки поцелее), но цена была ничегосебе! Благо, приехал со своими )

Наибольшее удивление настигло меня в раздевалке. Большое помещение прямоугольной формы, вдоль стен стояли кресла и двойной ряд соприкасающихся спинками, кресел в середине зала. В начале зала стоял стол, где сидел контролер — банщик, вернее.

Я протер глаза (вроде посидели вчера умеренно), не перепутали мы отделения, может в женское зашли? Нет, все верно, отделение было мужским, но в зале была банщица.

Я поймал веселый взгляд Андрюхи, он явно знал, что так будет, но заранее не говорил — хотел посмотреть на нашу реакцию. Конечно, мы были ошарашены, но похоже, такой расклад нисколько не смущал остальных посетителей бани. Мужики спокойно расхаживали голышом и абсолютно не обращали внимания на сотрудницу сидящую в торце зала.

Эта ситуация не оставила меня равнодушным. Я с любопытством, периодически поглядывал на банщицу, это была женщина по возрасту, навскидку, чуть старше среднего. Она сидела с совершенно безучастным видом, внимательно изучая что-то на стене. Подумалось, что работа для женщины так себе — напряженная, хотя конечно может я чего-то не понимаю)

Удивила меня в этой бане, не только банщица. Необычной для меня была и парная. Какой-то сплав русской парной и сауны. Традиционной печи с каменкой не было, пологи в форме ступеней, как у финских соседей. В углу лежала куча горячих камней, огороженная рейками. Поддавали местные не с черпака, а как бы сформулировать, кувшина на длинном шесте. Причем поддавали сразу, наверное по литру. В моей бане за такое, можно и пинка получить) Тут же залить камни явно не боялись.

В общем все тут казалось необычным и бестолковым. Но впрочем пар был мягким и удовольствие было получено, а на банщицу я, вскоре, перестал обращать внимание, как и остальные.

Жмите палец, если история понравилась! Есть, что добавить, милости прошу — комментарии открыты. Подписывайтесь на канал — «Мужской журнал МотоР» — журнал о туризме, сплавах, бане и прочих мужских интересах.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/5c99cb2da354b200b305e6da/baiki-iz-bani-banscica-v-mujskom-otdelenii-5ce283820d473000b08b08cb

Каким правилам следовали при посещении общей бани

Ещё сотню лет назад русский крестьянин не мог без бани ни нормально родиться, ни жениться, ни спокойно умереть, потому что все важные события в жизни были так или иначе с ней связаны. А как полезно труженику её мягкое тепло!

Поддай парок да лезь на полок

Банным днём в деревнях была суббота, ведь в воскресенье принято было ходить в церковь. Ни в коем случае эти события не должны были происходить в один и тот же день. Недавнее посещение места, где периодически гадали, общались с бесами и совершали различные магические обряды лишало права быть допущенным к таинствам и службе, и наоборот. Помимо креста перед входом в баню снимали и пояс, который считался личным оберегом.

Париться шли в пять часов вечера, или чуть позже, главным было то, чтобы все успели до полуночи. Как правило, мылись в две или три “смены”: сначала дети, затем женщины и мужчины, либо дети вместе со взрослыми.Запрещалось пить воду, даже чистую, если она была приготовлена для мытья. Тем более, в бане не ели, чтобы вместе с пищей не впустить в себя болезни.

После мытья баню старались покинуть как можно быстрее, потому что после людей, по поверьям, в неё приходили черти. Причём для всяческих персонажей низшей демонологии специально оставляли чистую воду, свежие веники и хлеб с солью в благодарность за пар.

Роды считались нашими предками событием исключительным и требовали соответствующих условий. В некоторых губерниях после того, как ребёнок появлялся на свет, роженицу оставляли жить в бане на несколько дней, но конечно, не в одиночестве.

Как ни странно, баня считалась местом нечистым с сакральной точки зрения. В неё не вносили икон, свечей и крестов, не входили по праздникам, даже утварь не должна была покидать её стен, чтобы не навредить людям.

По рукам да и в баню

Первые общественные бани времён царя Алексея Михайловича предполагали совместное мытьё и женщин, и мужчин, но уже при Екатерине II оно стало резко осуждаться, появились отдельные женские и мужские бани. К XIX столетию их быт устоялся и стал стал особенно интересен.

“Небанными” считались только понедельник и вторник, когда в заведении можно было только купить напитки и перекусить при наличии буфета. По остальным же дням приходила вся обслуга и бралась за работу.

Для начала посетителю предлагалось купить мыло, веник и мочалку из нескольких сортов. Далее, следовало сдать одежду в “раздевальную” и получить жестяной номерок, нанять банщика. Люди этой изнурительной профессии жили исключительно чаевыми и не имели права требовать фиксированную плату.

Поддавать воды на каменку разрешалось только им, и вот почему: нередко, напустив побольше пара, злоумышленники воровали чужие номерки, так что любой, кто брался сам за воду, мог навлечь на себя подозрения.

Помимо банщика можно было воспользоваться услугами мальчишек, которые стригли ногти, срезали мозоли, стригли и брили. В раздевальной порой даже пускали кровь, ставили банки и вырывали зубы.

Нормальным считалось, если такое происходило и в мыльне. В заведениях попроще одежду и вовсе брали с собой в “горячее” отделение, то есть, в парилку.

Если общественная баня состояла из мужской и женской частей, то разделялись только парилки и мыльни, так что когда кто-то выбегал из них на холод, рисковал столкнуться с человеком противоположного пола, впрочем, это не осуждалось. Дети младше 7 лет и вовсе могли находиться где угодно.

Учёные полагают, что в глубокой древности любая изба служила одновременно и баней, и жилищем. Потом, когда времена стали не столь суровы, постройки разделились.

Баня напоминала людям о старом доме ушедших дней, о прародителях, о “золотом веке”, который всем нам свойственно искать где-то в прошлом, отсюда и трепетное отношение к ней. Можно ли поставить в один ряд городское заведение чисто гигиенического толка и деревенский сруб, где рожали, обмывали младенцев и покойников, оплакивали невест? Баня изменилась до неузнаваемости, но это позволило ей остаться в нашей повседневной жизни, иначе, её ждала бы участь полузабытой традиции.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/cyrillitsa.ru/kakim-pravilam-sledovali-pri-posescenii-obscei-bani-5fb631c142f9ca1da135e76f

Читайте также:  Бамбук в интерьере бани
Adblock
detector