Меню

Баня в зауральной роще

50 жемчужин Оренбурга: Городские дачи в Зауральной роще

Раньше дачей называлось небольшое имение, расположенное на лоне природы, в живописном месте за городом, подаренное за заслуги кому-нибудь из предков или купленное за деньги. До революции в Зауральной роще Оренбурга было построено более 150 дач. Здесь могли селиться только состоятельные и именитые граждане. Тут на собственных дачах жили городские начальники, чиновники, купцы и предприниматели.

В дореволюционные времена люди летом уезжали на дачи и жили там до наступления холодов. Это было обычной практикой. Летом в Оренбурге жить было некомфортно – пыль, сутолока базара, стройка, жара. Загородная дача была спасением богатых горожан от всех ужасов города. Дача была необходимостью, вторым домом, где семья с детьми и прислугой жили в летнее время. Мужья уезжали на службу или по своим делам, а жены оставались с детьми. Дачные мужчины делились на две категории: «верблюды» и «олени». «Верблюдами» называли тех, кто каждый день возвращался к семье, нагруженный продуктами и поклажей. «Олени» приезжали к семье только по выходным дням, а в остальные дни ходили на службу и жили в городском доме или квартире.

Городская дача представляла собой одно-, двух-, или даже трехэтажный загородный дом. Как правило, дома были деревянными, простой, но интересной архитектуры, с эркерами, балконами, лоджиями и мансардами, Обязательны были веранды, террасы, наружные лестницы. На участке – ухоженные дорожки, подпорные стенки и цветники. Понятия «дача» и «усадьба» сливаются, когда обустройством дома занимается состоятельный хозяин. Тогда появляется архитектурный шедевр с мансардами и высокими крышами, украшенными куполами, шатрами, пинаклями и фиалами.

По воспоминаниям знаменитого французского писателя Мориса Дрюона, имеющего оренбургские корни, в роще была дача Антона Леска – крупного предпринимателя, родственника Мориса Дрюона и Жозефа Кесселя. Предположительно располагалась она в восточной части рощи, недалеко от левого берега Урала, в том месте, где русло реки делает поворот на юго-восток. По рассказам оренбургских старожилов, там селились богатые евреи.

Дачи хорошо видны на плане Оренбурга 1915 года. Район городских дач находился в восточной части рощи и занимал довольно большую территорию вплоть до Путолова оврага. Строения довольно хаотично рассыпались по левому берегу Урала и поблизости от него, окружали Большую поляну, располагались в районе нынешнего дома отдыха «Урал». Вместе с дачами в роще появились ценные породы хвойных и лиственных деревьев. На участках дач и вблизи них выросли сосны, ели, лиственницы, березы, дубы и липы. Куртины ухоженных деревьев дополняли красивые кустарники: рябина, сирень, шиповник, боярышник. Участки всегда утопали в цветах. Не только городские дачи, но и другие территории в роще тоже выглядели вполне прилично. Богатые обитатели не держали коров, свиней и прочего домашнего скота – в этом не было необходимости.

Район городских дач был оборудован водопроводом, электроснабжением, наружным электроосвещением, радио, телефоном и прочими благами цивилизации. Централизованной канализации не было, все санитарные удобства – во дворе. Но в то счастливое время иметь туалетную комнату в жилом доме считалось неприличным, даже генералы ходили «на двор».

Дореволюционный писатель Владимир Кигн-Дедлов (1856-1908), побывавший в Оренбурге, поделился своими впечатлениями о нашей Зауральной роще. Умри, Стасик, лучше не напишешь!

«Первой приятной неожиданностью была вековая роща за Уралом, которая видна с нагорного городского берега. В начале мая деревья чуть были покрыты зеленью, которая имела нежный молочно-дымчатый оттенок. Под ее покровом старые громадные осокори и серебристые тополя приобретали что-то наивное, нежное, детское. Над ними было такое же нежное, светло-голубое весеннее небо. Под ними лежало их отражение в нешироком зеленом Урале. Направо от рощи уходила вдаль безграничная степь, подымающаяся к горизонту, как море… Ничего подобного я не ожидал! Да ведь это «вид на Азию», эта зеленая нерусская река, ее обрывистый и скалистый темно-красный берег, роща гигантских тополей и подобная морю степь! Да это лучше, чем Неаполь и Париж!

Внутри рощи удивительно хорошо. Причудливая Азия после апрельского снежка вдруг разгорелась настоящими жарами, доходящими до 28 градусов по Реомюру в тени, и роща развернула все свои прелести. Листья на деревьях распустились и заблагоухали. Жимолость, таволожник и шиповник зацвели один за другим. Распустились ландыши, и нигде я не видел ландышей, которые благоухали бы так сильно, как здешние. Травы вытягивались не по дням, а по часам. У грачей на макушках дерев начались неугомонные хлопоты и разговоры. Лягушки хохотали до упаду. И чуть не в каждом кусте пел свою хрустальную, отчетливую, глупенькую, но удивительно милую песню соловей. Роща вся дышала и дрожала этими звуками и благоуханиями. Просто нельзя было налюбоваться ею, бродя между громадными стволами азиатских тополей, то стоящих прямыми колоннами, то наклоненных друг к другу и перекрещенных, то прикрывавших своими кронами озерца и затоны, заросшие водяными лилиями и тростником, то расступавшихся на зеленых полянах…». (Владимир Кигн-Дедлов, «Оренбург», альманах «Гостиный двор», № 20, 2006 год).

Читайте также:  Пропитка стен бани и парной

Менее поэтичное, зато более конкретное описание рощи дано Бодровым-Повиваевым в «Иллюстрированном путеводителе-справочнике по Оренбургу и Ташкентской железной дороге» (Оренбург, 1908. — С 38-39).

«Роща за рекой Уралом – любимое место оренбуржцев, своего рода московские «Сокольники», там, в глубине лесной чащи и на берегу Урала, по сторонам дачи. На площадке, в центре дачных построек, стоит небольшая, но красивая дачная церковь, во имя святого Пантелеймона, в которой по праздникам, летом, поет хор дачников-любителей. Благодаря близости от центра города, летом в праздничные дни роща наполняется горожанами, ищущими в лесной прохладе отдыха от городской сутолоки, пыли и палящего зноя. Роща оживляется, оглашаясь звуками русских и татарских песен, гармоники и смешиваясь в один общий гул со стройными звуками роялей дачников, заунывная башкирская или киргизская песня сменяется порой звуками модных романсов… Повсюду в праздник группы людей с кипящими самоварами, слышится хлопанье и веселый говор отдыхающих на лоне природы. В роще имеются чайные павильоны, лавочки с молочными товарами, булочная и прочее».

Словом, если верить современникам, дореволюционная Зауральная роща с ее городскими дачами и народными гуляниями была чем-то вроде Булонского леса в Париже или Елисейских полей на том свете.

Источник статьи: http://govorimdelo.ru/52158/

Баня в зауральной роще

База отдыха «Урал» расположена в лесной зоне на берегу реки Урал, в 20 минутах езды от центра Оренбурга. База предлагает активный отдых летом и зимой, проводит частные корпоративы и дни рождения, организует вечеринки на открытом воздухе и мероприятия, приуроченные к календарным праздникам. К услугам отдыхающим пляж, прокат водной техники, сауна, комфортабельные домики, беседки для пикников, веревочный парк, площадки для проведения банкетов. Зимой оборудуются лыжня и каток.

Размещение в коттеджах с удобствами.

Коттедж вместимостью 4 человека.
Оснащение: система кондиционирования, телевизор, телевизор с плоским экраном, микроволновая печь, посуда, чайник, холодильник, ванная комната (унитаз, умывальник, душевая кабина). Рядом с коттеджем индивидуальная беседка с мангалом, где проживающие могут готовить самостоятельно.

Коттедж вместимостью 2 человека.
Оснащение: система кондиционирования, телевизор, телевизор с плоским экраном, микроволновая печь, холодильник, посуда, чайник, ванная комната (унитаз, умывальник, душевая кабина). Рядом с коттеджем индивидуальная беседка с мангалом, где проживающие могут готовить самостоятельно.

— охраняемая автостоянка,
— песчаный пляж,
— футбольное поле (покрытие газон),
— волейбольная площадка с травяным покрытием,
— столы для пинг-понга,
— летний прокат: спортивный инвентарь, шезлонги, зонты от солнца, велосипеды,
— каток, горка для тюбингов, лыжная трасса (зимой),
— зимний прокат: беговые лыжи, коньки, тюбинги, ледянки, сани,
— пневмотир,
— беседки с мангалами.
— сауна (парная, бассейн, комната отдыха с обеденным столом, санузел, моечное отделение),
— водные прогулки (организован прокат весельных лодок и катамаранов, аренда катеров),
— водные горки,
— батуты,
— веревочный городок,
— катание на гидроциклах,
— детские бассейны,
— летняя терраса,
— банкетный зал на 25 мест,
— организация вечеринок, банкетов, детских праздников, свадеб, корпоративов,
— музыкальные фестивали на открытом воздухе (летом),
— Новогодние программы, Масленичные гуляния.

Летнее кафе на берегу реки.
Для самостоятельного приготовления еды предлагаются беседки с мангальным инвентарем.

Источник статьи: http://katalogturbaz.ru/russia/orenburgskaja-oblast/ural

Излюбленное место. Максим Ткаченко об истории Зауральной рощи

Оренбуржец Максим Ткаченко рассказал об истории Зауральной рощи в Оренбурге:

Читайте также:  Чем обработать стены бани сруб

«Зауральная роща существовала еще задолго, до появления крепости О., но это был, по сути, обычный лес.

При строительстве города многие деревья были вырублены на постройку домов. В городе было мало зелени, и спастись от летнего зноя и пыли люди могли только здесь, даже не смотря на то, что тут еще не было не чего благоустроено. Губернатор Эссен (прибыл он в наш край, когда городу (крепости) было чуть больше 70 лет), приказал инженеру генерал-майору Бикбулатову, привести в порядок объект который находился в запустении. В итоге тут полностью все реконструировали, посадили новые деревья, высохшие насаждения выкорчевывали, разбили дорожки по английскому манеру, аллеи, на берегу благоустроили общественный пляж.

По выходным в парке играл духовой оркестр, люди сидели в тени деревьев, заводили принесенные с собой патефоны, пили чай из самоваров. Оренбург всегда был многонациональным, с разных сторон тут можно было услышать песни на различных языках, пели киргизы, татары, башкиры, русские. Возле деревянного моста была организована лодочная станция, за отдельную плату можно было взять на прокат лодку. Для высшего сословия построили паром, который был бесплатным. Простые граждане также могли гулять в парковой зоне, но в строго отведенных местах на окраинах лесной зоны.

Для того, что бы дорожки в парке не зарастали, их посыпали песком, каждую неделю. Когда граф Эссен решил уехать из города, по этому случаю в роще была построена каменная беседка. Внутри ротонды был фонтан с красивой скульптурой. После прощальной хлебосоли, по легенде Эссен отбыл именно отсюда. Эта беседка стоит, и посей день, но только не в Зауральной роще, а в «Ленинском садике», перенесли ее примерно в 1829 или 30 году. Со временем в роще появились булочная, лавочки с молочными товарами, чайные павильоны.

После революции, до войны Зауральная роща носила название «парк им. В.П. Чкалова». Роща все так же была излюбленным местом трудового народа. Здесь возвели множество спортивных площадок, часто проводили различные соревнования, тренировки. После войны решением исполкома города за объектом «Зауральная роща» был закреплен статус «Парк местного значения».

Была попытка сделать современный парк культуры и отдыха в 60-х годах, но не чего интересного не вышло. Было в планах сделать тут и телецентр, но и с ним не чего не вышло.

В 80-годах была новая попытка реконструкции рощи, из трехсот сне большим гектаров, полноценно использовалась только пятьдесят. Часть задуманного получилось воплотить в жизнь.

Несколько лет назад в роще, которая стала напоминать свое первостепенное состояние, которые было до Эссена, провели работы по ее благоустройству. Года идут, а Зауральная роща так и остается одним из любимых мест горожан».

Орен1 — Важные новости Оренбурга
Поставьте лайк и подпишитесь на канал!

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/5a3b1ace7425f51aa1016a66/izliublennoe-mesto-maksim-tkachenko-ob-istorii-zauralnoi-rosci-5bc18cd0e36aa800a904df3d

Зауральные оренбургские дачи.

Остатки бассейна, предположительно находился на территории дачи купца Зарывного.

Почему были разрушены дачи в Зауральной роще, как и кто ими распоряжался и довел до состояния руин, описано в газете «Смычка» в 1925 году. Текст приведён полностью, с сохранением стиля.

Оренбургские дачи.
Дачный фонд Оренбурга.

Наступают знойные дни. Лето в Оренбурге при обилии одной, всё отравляющей собой пыли, вещь в достаточной степени нестерпимая. Зелёные окрестности города в июньскую пору жадно влекут к себе горожанина. Но куда, где найти условия, при которых действительно можно ощутить и обонять всю прелесть «лона природы».
Если раньше дача была трудно доступной роскошью и из-за недостатка средств для трудящихся и из-за необходимого досуга, то сейчас это положение почти не изменилось, но уже по другим причинам. Национализированный в большинстве дачный фонд Оренбурга за годы войны, революции и, главное, голода понёс такие потери, что вопрос о том, где найти сейчас после томительного в жару рабочего дня соответственный отдых является далеко не праздным. Нам кажется, что для многих он представляет жгучий интерес.
— Состояние нашего дачного фонда, — сообщили нам в Коммунотделе, — далеко неутешительно. Сделано много, но это все далеко не удовлетворяет потребностей населения Оренбурга.
Действительно. Общее число дачных сооружений, имеющихся на текущий сезон в распоряжении Комхоза, исчерпывается 80. В это число входят также и постройки, состояние которых в ближайшие дни побудит к их продаже с аукциона.
Главное дачное местечко это Зауральная роща. Она наиболее удобное место для занятого человека, ввиду своей близости к городу. На втором месте стоит Маяк.
В Зауральной роще построек довольно много. Коммунальный отдел имеет здесь 60 дач, на Маяке всего 20.
Восстановление и эксплуатация дачного хозяйства города идут довольно медленно. Нет средств. В текущем сезоне Коммунотдел решился на мероприятие, долженствующее и разгрузить его от забот о дачах и поднять деятельность по приведению их в пригодное для жилья состояние.
Весь имеющийся актив в самое ближайшее время будет распределен между губернскими и хозяйственными учреждениями. Каждое из них будет располагать своей собственной дачей, собственным домом отдыха. Коммунотдел совершенно резонно предполагает, что новые хозяева дач приложат необходимые заботы для их восстановления.
Нельзя, однако, из этого выводить заключение, что городские дачи трактуются как лишний балласт. В наступающем сезоне из дачного фонда Оренбурга уступлен целый ряд строений для отдыха трудовой молодёжи. В этих целях за Губоно и Управлением Т.ж.д. закреплены дачи Путолова и Зарывного для их детдомов, отдельная дача предназначена для клуба пионеров. Помещения бывшего Мещеряковского монастыря переданы в некоторой части пионерам 2 района комсомола, сюда же в настоящее перебирается кирдет коммуна вместе со своей опытно-показательной школой. Большая дача б.Гаврилова передана Союзу связи.
Союзам в Оренбурге, между прочим, имеется ввиду передать большую часть пригодных дач. В отношении поврежденных начат технический осмотр, который и выяснит дачи, подлежащие продаже на слом.
Огромная дача Панкратова в Зауральной роще ещё не нашла себе применения. Причиной является отсутствие средств на её остекление.

Читайте также:  Арболит для бани размеры

Можно ли сейчас отдельному гражданину обеспечит себе дачное жильё? Едва ли. Путь приискания дачи лежит только через организации.
Таким образом единственный район по найму дачного жилья лежит в пределах линии Т.ж.д. Оренбург-Каргала. Дачи здесь представляют чистую половину крестьянских изб, хозяева которых из-за полевых работ проводят большую часть дня вне дома.
Нельзя, между прочим, не отметить наличие в Зауральной роще т.н. «ночной санатории». Это плохо популяризируемое учреждение, помещающееся на даче Юрова, обязано своим существованию Губздравотделу. Служащий или рабочий, получивший доступ в эту санаторию, не покидая работы, пользуется всеми преимуществами заправского дачника, плюс определенный режим по уходу за телом и питанию.
Идея ночных санаторий требует развития. Несколько таких санаторий могут в известной степени восполнить наш дачный дефицит. О ночной санатории, функционирующей в Зауральной роще, мы поговорим как-нибудь особо. Достаточно сказать, что месячное пребывание здесь даст весьма положительные результаты. К сожалению, размерами дачи ограничивается и число могущих пользоваться санаторией этого типа.
Связь с дачными районами пока развита слабо. Предполагается, однако, пустить автобус между Маяком и Оренбургом.
ЦРК в бижайшее время откроет свой киоск в Зауральной роще, чем, конечно облегчит население этого района.
Есть ещё в окрестностях Оренбурга дачные уголки. Например, Протопоповская роща за железнодорожным мостом через Урал, но эта местность находится в ведении Губзу.
Берденский.

1926 год. Из заметки в той же «Смычке» становится понятно, как нехватка средств (денежных), да и прямо скажем, ненужность городу оставленных дач в Зауральной роще — причина их разрушения. И, конечно, помогли жители. Кому бревнышко на дрова, кому кирпичик на домик. Есть ещё один фактор, о нём в заметке не сказано — беспризорники. Они жили в тёплое время в брошенных строениях и берегли себя, насколько могли.

Окончились дни зауральных дач сносом, с торгов.

Нет, не окончились!
Совсем неожиданное продолжение торгопродаж дач в декабре 1926 года. Предполагал, что последним сообщением всё объяснено. Вероятно предыдущие торги не дали результата, либо развалившиеся дачи принесли доход и Горкомхоз решил получить прибыль. И вот, нате, ещё 86 дач на продажу.

Источник статьи: http://ae-iskoskov.livejournal.com/9817.html

Adblock
detector